Космонавт попович павел романович – все о космосе

Попович Павел Романович

История исследования космоса > Космонавты > Советские космонавты > Попович Павел Романович

Попович Павел Романович (1930- гг.)

Краткая биография:

Космонавт СССР: №4;

Космонавт мира: №6;

Число полетов: 2;

Продолжительность: 18 сут 16 ч 26 мин 28 с;

Попович Павел Романович – 4 космонавт СССР и 6 космонавт мира.

Родился в Киевской области, в селе Узин, 5 октября 1930 года.

Павел Романович сначала и не мечтал о космонавтике и поступил в училище (в городе Белая Церковь), закончил училище и получил квалификацию «столяр 5-го разряда». Не остановился на достигнутом и потом поступил в Магнитогорский техникум. Одновременно посещал аэроклуб. Получил хорошие навыки пилотирования самолёта.

Уехал в Новосибирск и там поступил в авиационное училище летчиков, но не закончил, так как оно было расформировано.

С сентября 1961 по январь 1968 года учился на инженерном факультете (Военно-воздушной инженерной академии (ВВИА) им.Н.Е.Жуковского). Получил специальность «летчик-инженер-космонавт».

На этом его ученая деятельность не закончилась – он получил степень кандидата технических наук.

Космос

Проходил общекосмическую подготовку, потом сдал успешно экзамены и был принят на должность космонавта ЦПК ВВС.

Планировался первый полет на КК «Восток» и Павел Романович был зачислен в группу подготовки (в эту группу были зачислены Валерий Быковский, Юрий Гагарин, Григорий Нелюбов, Андриян Николаев и Герман Титов).

Попович Павел Романович прошел подготовку на полет  КК «Восток-3», должен был лететь, но полет был отменен.

Первый полет

Павел Романович смог полететь в космос, случилось это только в 1962 году (с 12 -по 15 августа). Получил позывной «Беркут».

Продолжительность полета  002 суток 22 часа 56 минут.

Попович Павел Романович – 4 космонавт СССР и 6 космонавт мира.

Родился в Киевской области, в селе Узин, 5 октября 1930 года.

Павел Романович сначала и не мечтал о космонавтике и поступил в училище (в городе Белая Церковь), закончил училище и получил квалификацию «столяр 5-го разряда». Не остановился на достигнутом и потом поступил в Магнитогорский техникум. Одновременно посещал аэроклуб. Получил хорошие навыки пилотирования самолёта.

Уехал в Новосибирск и там поступил в авиационное училище летчиков, но не закончил, так как оно было расформировано.

С сентября 1961 по январь 1968 года учился на инженерном факультете (Военно-воздушной инженерной академии (ВВИА) им.Н.Е.Жуковского). Получил специальность «летчик-инженер-космонавт».

На этом его ученая деятельность не закончилась – он получил степень кандидата технических наук.

Космос

Проходил общекосмическую подготовку, потом сдал успешно экзамены и был принят на должность космонавта ЦПК ВВС.

Планировался первый полет на КК «Восток» и Павел Романович был зачислен в группу подготовки (в эту группу были зачислены Валерий Быковский, Юрий Гагарин, Григорий Нелюбов, Андриян Николаев и Герман Титов).

Попович Павел Романович прошел подготовку на полет  КК «Восток-3», должен был лететь, но полет был отменен.

Первый полет

Павел Романович смог полететь в космос, случилось это только в 1962 году (с 12 -по 15 августа). Получил позывной «Беркут».

Продолжительность полета  002 суток 22 часа 56 минут

Второй полет

Второй полёт в космос состоялся только в 1974 году, Попович Павел Романович был командиром корабля «Союз-14». Полет осуществлял вместе с Ю. Артюхиным.

Продолжительность полета – 15 суток 17 часа 30 минут 28 секунд

Несколько раз он попадал в такие ситуации, когда всё было готово для полёта, но полет был отменен. Не судьба говорят, а может судьба хотела уберечь Павла от неудач.

Мало кому известно, но Попович Павел Романович должен был облететь вокруг Луны  (согласно  специальному проекту). Запланированный полёт был отменен по техническим причинам.

Подобный полет, к сожалению, совершили американцы, тем самым мощная держава потерпела поражение, не исследовав поверхность Луны первой.

Личная жизнь

Источник: http://v-kosmose.com/kosmonavtyi/sovetskie-kosmonavtyi/popovich-pavel-romanovich/

Космонавт Попович Павел Романович

Космонавт Попович Павел Романович

Космонавт: Попович Павел Романович (05.10.1930 – 29.09.2009 гг.)

  • 4-й космонавт СССР (6-й в мире)
  • Длительность полета (1962 г.): 2 суток 22 часа 56 минут, позывной «Беркут»
  • Длительность полета (1974 г.): 15 суток 17 часа 30 минут 28 секунд, позывной «Беркут-1»

Биография

Павел Романович появился на свет в поселке Узин, вблизи столицы Украинской ССР – города Киев. Завершил семилетнее среднее образование, а также ремесленное училище, расположенное в г.Белая Церковь, Киевский район. В течение  последнего своего года обучения (1947 г.), работал весовщиком угля, вместе со своим отцом, на Узинском сахарном заводе.

После училища будущий космонавт отправился на учебу в Индустриальный техникум города Магнитогорск, окончив который в 1951-м году, стал «техником-строителем». В этот же период, Павел Попович занимался в аэроклубе, который также окончил в 1951-м году, и обучился управлению самолета Ут-2.

Спустя год, в 1952-м году, Павел Романович завершает первый курс Сталинградского авиационного училища. Следующий этап обучения космонавта начался в авиационном училище в поселке Возжаевка, который зимой 1953-го года – расформировали.

С конца 1953-го года, Павел Попович начинает годовое обучение в школе ВВС города Грозный, которая в 1954-м году была переименована в Центральные авиаинструкторские курсы, цель которых — усовершенствования офицерского состава воздушных сил.

После окончания обучения, Павел Попович отправляется на службу в качестве летчик, которая длится до 1960-го года. За этот период космонавт дослуживается до майора. В 1961-м году поступает в Военно-воздушную инженерную академию на специальность «Пилотируемые воздушные аппараты, космические летательные аппараты, а также двигатели к ним».

Космическая подготовка

7-го марта 1960-го года Павел Романович зачислен в качестве слушателя-космонавта.

Следующий год космонавт Попович проходит общую космическую подготовку, в том числе подготовку к 1-му пилотируемому полету на аппарате «Восток», на ряду с другими космонавтами, среди которых был и Ю. Гагарин.

В январе 1961-го года Павлу Поповичу присуждают квалификацию «космонавт военно-воздушных сил». До 1-го августа 1962-го года проводит подготовку в качестве пилота космического аппарата «Восток-4».

Первый полет

Первый полет космонавта Поповича состоялся 12-го августа 1962-го года. Состоялся первый в мире совместный космический полет аппарата «Восток-3» под управлением Андрияна Николаева и аппарата «Восток-4» под управлением Павла Поповича.

Несмотря на то, что минимальное расстояние между космическими кораблями составляло 6,5 км, космонавтом было достаточно хорошо видно корабли друг друга. Во время данной миссии была проведена операция по перехвату вражеского космического аппарата. «Восток-4» выполнял обязанности перехватчика, в то время как «Восток-3» служил целью.

Помимо этого космонавтами было проведение несколько медицинских исследований. Также впервые участники космического полета могли отстегнуться от кресел и перемещаться по кораблю в условиях невесомости.

15-го августа 1962-го года Павел Романович вернулся на Землю, окончив миссию продолжительностью 2 суток и 23 часа. Через четыре дня был награжден за свои заслуги перед Родиной званием Героя Советского Союза.

С сентября 1966-го по февраль 1968-го принимал участие в подготовке к космической миссии на корабле «Союз 7К-ВИ» по программе «Звезда».

Несмотря на затраченные усилия Павла Поповича на изучение систем данного корабля, тренировки, в том числе на макете корабля, в 1968-м году программа «Звзеда» была закрыта.

Было решено отдать предпочтение производству кораблей «Союз», нежели заняться созданием принципиально новой модели корабля. Павел Попович, Юрий Гагарин, Алексей Леонов и другие космонавты выступили в защиту программы, однако безуспешно.

Второй полет

Семилетнее обучение в инженерной академии подошло к концу, и в январе 1968-го года Павел Попович завершил высшее образование и был квалифицирован как «летчик-инженер-космонавт». До 1974-го года Павел Романович участвовал в подготовках к различным миссиям, последняя из которых предполагала полет на станцию «Салют-3».

3 июля 1974-го года командир экипажа Павел Попович и бортовой инженер Юрий Артюхин стартовали с Байконура на космическом аппарате «Союз-14», представляя собой первую экспедицию на «Салют-3».

За время проведения космической мисси космонавты занимались исследованием геологических объектов поверхности нашей планеты, а также изучением различных атмосферных образований.

Изучали влияние работы в космическом пространстве на человеческий организм, с последующим построением оптимального графика работы. Экипаж пробыл на орбитальной станции почти две недели, после чего благополучно возвратился на Землю.

Дальнейшая деятельность

В сентябре 1977-го года бывший космонавт защитил диссертацию кандидата технических наук. До 1982-го года дважды Герой СССР, Павел Попович, служил в отряде космонавтов. Также с 1978-го по 1989-й год работал замом начальника по научно-исследовательской, а также испытательной работе в ЦПК. С 1989-го по 1993-й год Павла Романовича прикомандировали к Госагропром комитету СССР.

В это же время был на должности директора ВНИЦ «АИУС-агроресурс». Также, с 1994-го года бывший космонавт был президентом Благотворительного фонда им. Ю.Гагарина, Фонда соцподдержки ветеранов ВС «Союз». С 1996-го года – член редакции журнала «Новости космонавтики», позже – журнала «Полет». Член Союза писателей РФ. С 1992-го – председатель Федерации бокса России.

С 1999-го – президент союза космонавтов Украины.

Помимо активной общественной деятельности, Павел Попович выпустил ряд художественных книг и научных публикаций. Имел разряды по легкой атлетике (1-й), боксу (3-й), тяжелой атлетике (3-й разряд). Увлекался рыбалкой и настольным теннисом до своей кончины, которая случилась 29-го сентября 2009-го года в результате инсульта.

Читайте также:  Знакомство с телескопами для любителей астрономии - все о космосе

Источник: http://SpaceGid.com/kosmonavt-popovich-pavel-romanovich.html

Попович Павел Романович

24.10.2017

5октября 2015 года исполнилось 85 лет со дня рождения дважды Героя Советского Союза, лётчика-космонавта Павла Романовича Попови­ча. В связи с этим Федерацией бокса г. Москвы и Фондом име­ни космонавта П. Р.

Поповича планируется про­ведение 16-17 ок­тября турнира по боксу памяти это­го замечатель­ного человека среди московских детско-юношеских школ, а затем провести фо­рум – вечер памяти П.Р. Поповича, на котором соберутся из­вестные в стране люди, друзья и коллеги космо­навта.

В нашей памяти он нав­сегда останет­ся весёлым и обаятельным, простым и до­ступным чело­веком. У четвёр­того советского космонавта был редкий дар по­корять сердца людей с первых минут общения и на всю жизнь.

Павел Рома­нович Попович родился 5 октября 1930 года в Украине, в п. Узине Белоцер­ковского района Киевской области, в рабочей семье. Там и прошло его трудное предвоенное и военное детство. Затем учёба в школе, совме­щённая с работой на сахарном заводе летом и подручным кочегара зимой.

В наши дни в Узине на улице, названной в честь космонавта, сохранился дом №34, в ко­тором жила большая семья Поповичей. А на центральной площади установлен бюст космо­навта.

В 1947 году Попович окончил 7 класс вечер­ней школы. В 1977 году в честь славного выпуск­ника в ПТУ №5 был открыт музей космонавтики его имени.

На открытии музея присутствовал сам виновник торжества, в книге почётных гостей он оставил запись: «Спасибо вам за всё! П.Р. По­пович».

В музей космонавт передал скафандр, который он использовал во время второго полё­та в космос, костюм для работы в космосе, ска­фандр для аварийного приводнения, парадный китель, радиостанцию, документы, фотографии и многое другое.

В последние годы, в течение 30 лет, в Белой Церкви прово­дился междуна­родный турнир по боксу среди юношей на Ку­бок П. Р Попови­ча.

И это не случайно: Павел Романович имел первые разряды по десяти видам спорта, в том числе по боксу, а после первого космического по­лёта ему было присвоено зва­ние «Заслужен­ный мастер спор­та СССР».

С 1973 по 1977 и с 1981 по 1991 годы он являлся прези­дентом Федера­ции бокса СССР.

П. Р. Попович всегда приезжал на открытие тур­ниров в Белую Церковь, но на 29-й уже не при­ехал… 29 сентя­бря 2009 года его не стало.

30-летняя традиция проведения соревнова­ний продолжается – уже как память о легендар­ном космонавте.

Известный в прошлом боксёр, член сборной команды Советского Союза Б. И. Курочкин вспо­минает: «О Павле Романовиче Поповиче можно сказать только самое положительное.

Будучи президентом Федерации бокса страны, он всегда помогал спортсменам в самых различных вопро­сах – в проведении учебно-тренировочных сбо­ров, выделении денежных средств на спортив­ные мероприятия и другие нужды боксёров.

При его непосредственном участии все возникавшие вопросы решались быстро и грамотно. Если тре­бовалось, Павел Романович обращался в выс­шие инстанции, где ему никогда не отказывали.

По физическим нагрузкам подготовка космо­навтов схожа с тяжёлыми тренировками боксё­ров. Попович знал, что такое труд и как никто другой понимал спортсменов, относился к ним с большим уважением.

Часто бывая на соревнова­ниях боксёров, Павел Романович никогда не вме­шивался в работу судей. Как бы ни складывался поединок на ринге, он считал, что их решение как специалистов является наиболее верным.

На­сколько я знаю, боксёры, тренеры, судьи – все относились к Павлу Романовичу с большим ува­жением. У него было много друзей».

Несмотря на огромную популярность и вы­сокое воинское звание, П. Р. Попович оставался добрым и приветливым человеком, он был готов помочь всем, кто к нему обращался, дать дель­ный совет или рассказать смешной анекдот.

Лю­бопытный факт: Павел Романович впервые во время полёта дал настоящий космический кон­церт – сильным и чистым голосом пропел укра­инскую песню «Дивлюсь я на небо…».

Он знал, что его слушают на Земле и что это любимая песня главного конструктора Сергея Павловича Королёва.

П.Р Попович не был равнодушным чело­веком. Весёлый и обаятельный, простой и до­ступный, о самых сложных и серьёзных вещах умевший говорить просто, понятно и почти всег­да с шуткой. Таким он и останется в памяти знав­ших его людей.

 Статья, которую подготовила  дочь легендарного космонавта Оксана ПОПОВИЧ

Оксана Попович: «Какой был папа в семье? Если честно, будучи школьницей, я очень его бо­ялась. И очень любила. Помню: утро, сплю, слы­шу — открывается дверь родительской спальни: папа идёт меня будить в школу.

Пока за несколь­ко секунд он подходит к моей двери, я уже стою в комнате на полу босиком и приветствую его: «Папа, с добрым утром!» Держал меня папа «в ежовых рукавицах», а по-другому со мной было и нельзя. Я была ну очень шебутным ребёнком, да и прозвище у меня было подходящее — «Вождь краснокожих».

Поэтому папа запомнился мне как очень строгий: не давал послабления ни в чём, хотя его многочисленные друзья и сослуживцы в один голос говорят о нём, как о человеке весёлом, добром.

Я помню, папа рассказывал смешную историю, как во время предстартовой подготовки «Востока», на котором должен был лететь Юрий Алексеевич Гагарин, обнаружилась разгерметизация люка (папа был тогда тоже на Байконуре).

Дожидаясь, пока техники устранят неисправность, Юрий Гага­рин попросил включить ему музыку, чтобы снять психологическую напряжённость.

Папа тут же подал голос из пускового бункера: «Юр, хочешь «Ландыши»?» В ответ Гагарин и весь ЦУП (Центр управления полётами) так грохнули от смеха, что закачалась ракета.

Леонард Смиричевский, ведущий конструк­тор отдела 4-02 ОАО «ВПК «НПО машиностро­ения», заслуженный испытатель космической техники: «В памяти всплывают первые дни зна­комства с ним, когда отряд «Алмазников» ЦПК в конце 60-х годов начал проходить теоретическую и практическую подготовку в нашей фирме. Среди других космонавтов, ставших уже Героями Совет­ского Союза, его отличала простота, открытость и доступность. Как будто никаких медных труб и сла­вы вовсе не было! Мы, сотрудники фирмы, помо­гали им овладеть нашей техникой. А во время его полёта на «Алмазе-2», во время нахождения на «глухих» витках, мы с оперативной группой в Ат­лантике с борта НИС «Космонавт Юрий Гагарин» подсказывали, как действовать в тех или иных си­туациях. Даже в полёте, во время напряжённой ра­боты на борту станции, Павел Романович находил силы, чтобы шутить со свойственной ему манерой балагура и весельчака».

Оксана Попович: « Я бы хотела рассказать о первом папином полёте словами сестры Наташи и моей мамы Марины Лаврентьевны Попович, военного лётчика-испытателя, 101-кратной чемпионки мира, потому что в 1974 году, когда папа полетел второй раз, мне было шесть лет. И полёты в космос были уже обыденным делом.

У меня практически нет ярких воспоминаний, а вот Наташа помнит дни папиного полёта доско­нально, так как в 1962 году полёт в космос был событием планетарного масштаба. Начну с воспо­минаний мамы, а потом я сама взяла интервью у моей сестры, которая рассказала о своих впечат­лениях того времени.

Отрывок из книги Марины Попович «Магия неба»:

«…Шли дни за днями. Снова «мальчишник». Значит, кто-то полетит ещё. Я не знала, что будет групповой полёт, но знала, что полетит именно Павел. Просто накануне Н.П.

Каманин, отозвав меня в сторону и лукаво улыбаясь, ска­зал: «Хочу вам сообщить, что в очередной полёт собирается Попович. Гэворю вам по секрету и потому, что считаю своей воспитанницей, и как лётчику.

Разрешаю прийти на аэродром прово­дить мужа».

Дрогнуло сердце, ноги стали словно ватные. Раньше как-то было далеко до старта. Шли дол­гие дни и месяцы тренировок. А теперь всё: Па­вел летит.

Все жизненные заботы, как бытовая неустроенность, жизнь в гостинице, вот уже целый год без полётов и, естественно, боязнь что больше к ним не допустят, хоть и пытаюсь держать себя в спортивной форме (играю в во­лейбол, занимаюсь стрельбой в тире вместе с научными сотрудниками ЦНИИ-30, где работаю, езжу на мотоцикле), думая день и ночь только о небе, — все эти проблемы теперь стали мелоч­ными. Впереди главное, к чему готовились около двух лет: полёт мужа в космос.

В очередной раз уезжают на космодром: Па­вел полетит в космос. Я что-то собирала в доро­гу, писала зачем-то длинное-предлинное письмо, очень волновалась, но старалась не выдать себя перед Павлом. Наконец прощание, отъезд.

Мы с Наташей остались одни. Всё то время, пока о Павле не сообщили по радио и телевиде­нию, я мысленно разговаривала с ним, время тя­нулось мучительно долго, особенно тяжело было ночью, и только воспоминания скрашивали чув­ство тягостного ожидания…»

2 августа 1962 года на трёх самолётах ИЛ-14 экспедиция вылетела из Москвы на кос­модром Байконур. В её составе были все гото­вящиеся по этой программе: Николаев, Попович. Быковский, Комаров, Волынов, а также Герман Титов. 4 августа все пятеро примеряли свои ска­фандры, подгоняли под себя парашютную си­стему.

Затем каждый из космонавтов садился в корабль и проводил всю предстартовую под­готовку. 6 августа на техсовещании было под­тверждено, что оба корабля готовы к пуску 10 и 11 августа. 7 августа состоялось заседание Гос- комиссии. С. П. Королёв доложил о готовности кораблей, а Н.П. Каманин – о готовности космо­навтов.

«Комиссия утвердила командиром кора­бля «Восток-3» капитана А. Г. Николаева и его заместителем (так раньше назывались дублё­ры) — капитана В.Ф. Быковского. Командиром корабля «Восток-4» назначен майор П.Р. Попо­вич, заместителем — инженер-майор В.М. Кома­ров. «Запасным» космонавтом для обоих кора­блей назначен капитан Б.

Читайте также:  Комета c/2014 q2 лавджоя - все о космосе

В. Волынов».

Много позже Павел Романович Попович в сво­их воспоминаниях рассказывал: «Когда Сергей Павлович Королёв обратился к Андрияну Никола­еву, который должен был быть запущен первым, а на следующий день я, со словами: «Капитан Николаев, если вы почувствуете себя плохо, то немедленно сообщайте на Землю об этом, чтобы мы приняли меры по запуску второго «Востока». «Слушаюсь!» – ответил ему Николаев. А я тихо так, сквозь зубы, прошипел: «Помирай, но не при­знавайся. Я стартую, потом разберёмся». Так со смехом Павел Романович описывал желание кос­монавтов полететь в космос…»

Наташа Березная (Попович): «В 1962 году мне было шесть лет. Самое моё яркое впечатле­ние детства, да и вообще в жизни, – это прилёт папы из космоса. Представь, мы живём в комму­нальной квартире, из утвари – пара кастрюлек, несколько тарелок, вилки да ложки. Всё очень скромно и бедно.

Однажды папа уезжает в коман­дировку (как теперь я уже понимаю, на Байконур), а мы с мамой остались на хозяйстве. Тогда все передвижения космонавтов держались в секрете, и даже их жёны только догадывались, куда уезжа­ют мужья. Кстати сказать, только маме сообщили, что папа летит в космос, заранее.

Как-то мы с мамой приходим домой, а там врезан новый замок. Ключей у нас, естественно, нет. Как потом выяснилось, соседи по коммуналке уехали отдыхать на море, врезали новый замок, а ключи нам не оставили. Что делать? Мама по­звонила в военную часть, и нас привезли в обще­житие Зелёного городка (так раньше назывался Звёздный).

Общежитие мне очень понравилось, главным образом из-за телевизора, который я видела первый раз в жизни. Не помню, сколько прошло времени, но как-то раз по телевизору, ко­торый я смотрела часами, показали фотографию дяди Андрияна Николаева.

Его фотографии пока­зывали целый день, естественно, я не понимала, что там говорят, но искренне радовалась и всем рассказывала, что я знаю этого дядю.

В очередной раз я смотрю телевизор, и вдруг показывают фотографию нашей семьи: маму, папу и меня. Я всё поняла: на телевидении оши­блись. И побежала рассказывать маме об ошиб­ке.

Как сейчас помню, мама стоит на лестничной клетке с каким-то дядей, и я с криком: «Мама, мама, в телевизоре ошиблись: нашу фотогра­фию показывают!», — несусь к ней.

А в это вре­мя этот незнакомый дядя говорит маме: «Марина Лаврентьевна, мужайтесь: ваш муж на орбите!» Мама взяла меня на руки, отнесла в комнату и на­чала объяснять, что папа полетел в космос, что это выше, чем летают самолёты.

Я поняла, что папа летает где-то высоко, но больше всего мне понравилось слово «орбита», значение которого я до конца не понимала. Папу потом во всех но­востях показывали по телевизору, он постоянно улыбался, и как мне казалось, только мне, и я тогда посвятила ему стихотворение – мой первый «литературный» труд.

Летит мой папа на орбите,

Летит он очень высоко.

Он улыбается счастливо,

Ему, я знаю, нелегко.

Потом это моё четверостишие опубликовали в «Огоньке».

Всё время, пока папа летал, мама вязала, чтобы отвлечься и не думать о невероятнейшем риске, которому он подвергался. К концу полёта мама связала целую кофту.

Вокруг нас жизнь изменилась, как в волшебной сказке. Если раньше нас никто не знал, не заме­чал, то теперь мы постоянно были в объективах телекамер, нас окружало необычное множество фото- и кинорепортёров, мама постоянно дава­ла интервью журналистам.

Кстати сказать, через 12 лет, в 1974 году, после второго папиного полё­та, те же журналисты брали интервью и фотогра­фировали.

А один из них, глядя на мою младшую сестру Оксану, которой в то время, как и мне при первом папином полёте, было шесть лет, сказал:

«Послушайте, ваш ребёнок не вырос, что ли?» На­столько мы в детстве были похожи.

Итак, для меня время тянулось очень медлен­но, и мне казалось, что папа был в космосе не­сколько месяцев, а на самом деле всего несколько дней, которые перевернули всю мою жизнь.

Наконец, нам сказали, что папа благополуч­но приземлился. А как раньше встречали космо­навтов? На Красной площади, всем миром! Для встречи космонавтов из всех деревень Украины, Чувашии и Белоруссии собрали всех наших род­ственников и родственников Андрияна Николае­ва.

А как же эту крестьянскую голытьбу поставить на Мавзолей, почти в лаптях? И тут нас всех по­везли в знаменитую 200-ю секцию ГУМА, в кото­рой одевались первые леди страны. Это, конеч­но, была просто сказка.

Так как ни у кого не было денег, чтобы заплатить за ТАКИЕ наряды, то все приобретения были розданы бесплатно. Помню, у мамы было такое розово-бежевое платье с косич­кой на груди, ну а уж у меня был самый красивый костюм всех времён и народов — «матросский».

Мне он так нравился, что даже ночью я отказыва­лась его снимать: так и засыпала в нём.

Когда наступил день встречи папы, мы поехали встречать его во Внуково. Как мы ехали, я не пом­ню: помню только сам аэродром. Прямо на лётном поле построили помост для родственников и чле­нов Правительства, к которому от трапа самолёта была постелена ковровая дорожка.

И вот мой папа с дядей Андрияном в парадной военной форме спускаются по трапу на ковровую дорожку под звуки торжественного марша. Папа такой молодой, худенький, но очень серьёзный и красивый.

Потом они подошли к микрофону, который стоял прямо перед помостом, и стали рапортовать Перво­му секретарю ЦК КПСС Никите Сергеевичу Хрущё­ву и другим официальным лицам о проделанной работе и благополучном завершении полёта. Затем все стали целоваться, поздравлять папу и дядю Ан­дрияна. А я без отрыва смотрела на папу снизу, пы­таясь поймать его взгляд.

Но он как будто бы меня не замечал и, как мне показалось, не узнавал. Тог­да я подошла к нему, подёргала его за штанину и сказала: «Папочка, это я, твоя Наташа. Неужели ты меня забыл?» Папа посмотрел на меня отрешён­но, взял на руки, но всё равно мне казалось, что он какой-то не такой, какой-то чужой.

И уже через много лет я у него спросила, почему же ты тогда на аэродроме не кинулся ко мне, не поцеловал, ничего не сказал, а я ведь тебя так ждала, так переживала. На что он мне ответил: «Господи, Наташенька, я не то, чтобы кинуться, я посмотреть на тебя боялся.

Я, как увидел тебя ещё сверху, стоя на трапе самолё­та, такую маленькую, родную, с огромным бантом, в белых кудряшках, у меня как ком в горле встал: я просто боялся заплакать! Что же это за герой такой, который плачет?»

Потом мы вместе с папой, мамой и дядей Ан­дрияном ехали в открытой машине по Ленинскому проспекту. Они стояли, приветствуя москвичей, а мы с мамой сидели сзади.

Народ ликовал: вдоль всего проспекта стояли люди, выкрикивая лозун­ги «Слава космонавту 3!», «Слава космонавту 4!».

держали в руках самодельные плакаты, сверху летели какие-то листовки, люди высовывались из окон домов, стояли на крышах – это был настоя­щий праздник!

И вот мы на Красной площади. Папа и дядя Андриян стоят на Мавзолее, на самом верху вместе с Правительством, а мы с мамой вместе с родителями космонавтов стоим ниже, с правой стороны. Конечно, мне хотелось наверх, к папе, и, видимо, Никита Сергеевич Хрущёв это почув­ствовал, спустился вниз и попросил маму: «Ма­рина Лаврентьевна, разрешите Наташе поднять­ся к нам».

А мама, совсем молодая (ей тогда бы.- 31 год), настолько растерялась, так как никогдг не общалась на таком уровне, что она ущипнулг меня и прошептала: «Скажи, большое спасибо я не хочу». На что я сказала: «Дорогой Никит: Сергеевич! А почему мама щиплется?!» Мама по краснела и в ту же секунду, отпустив меня, сказа ла: «Пожалуйста, пожалуйста…», и я побежал…

Назад в раздел

Источник: http://profboxtr.ru/poleznoe/popovich-pavel-romanovich/

Вдова космонавта Павла Поповича: «У разведчиков НАТО Попович значился под псевдонимом Агрессор»

Сегодня первому космонавту-украинцу исполнилось бы 82 года

Малоизвестные истории из жизни дважды Героя Советского Союза Павла Поповича вдова космонавта Алла Федоровна рассказала корреспонденту «ФАКТОВ» на просторной кухне трехэтажной квартиры таунхауса в так называемой Звездной деревне — жилом комплексе в Останкино, построенном для ветеранов авиации и космонавтики. С нами чаевничал друг и сосед Поповичей — летчик-космонавт, Герой Советского Союза (и, кстати, тоже выходец из Украины) Игорь Петрович Волк.

Читайте также:  Самые интересные факты о марсе - все о космосе

«Увидев летящую в меня ракету, наш пес Беркут бросился ей наперерез»

— Однажды у космонавта Олега Атькова (если помните, наш земляк, киевлянин) что-то отмечали, — вспоминает Алла Попович. — Они запускали петарды. Уже темнело. Мы с Павлом Романовичем ковырялись в саду. Неожиданно одна из ракет полетела в нашу сторону.

Представляете, темно, и вдруг на нас летит горящий, искрящийся снаряд! И я тут же увидела летящую на него собаку. Это наш пес Беркут кинулся на эту ракету. Он сидел на веранде и наблюдал за фейерверком, а в минуту опасности решил нас защитить. Слава Богу, Беркут до ракеты не долетел.

Она просвистела надо мной и попала в кучу торфа возле дома космонавта Георгия Гречко, живущего по соседству.

Тут же прибежали перепуганные Атьковы — Олег и Римма. Увидели, что все живы, стали извиняться и забрали к себе Павла Романовича. Я устала и ушла спать. А муж там гулял чуть ли не до утра. Обмывал счастливый исход и… самоотверженность нашего питомца, который пошел в хозяина.

Все восхищались нашей собакой. Его, щенка служебной овчарки, еще совсем маленьким Павлу Романовичу подарили на 60-летие милиционеры с Петровки, 38. Павел назвал щенка Беркутом. Это был его космический позывной. Я песика даже из соски кормила. У нас все дети играли с этим овчаренком. Он был веселый, добрый, никакой агрессии.

Как говорится, мы с Беркутом жили долго и счастливо. Когда он состарился и умер, очень тосковали. Ведь это как члена семьи потерять.

…Три года назад ушел из жизни и Павел Романович. Алла Федоровна превратила их квартиру в музей космонавта. Экспозиция начинается в прихожей большим портретом Павла Поповича. На стенах над лестничными маршами и в комнатах висят его фотографии.

В просторном кабинете в стеклянных шкафах выставлены сувениры, привезенные из разных стран и побывавшие в космосе. И не только сувениры. На тумбочке возле двери лежит пухлая перчатка от скафандра.

С рукавом она соединялась специальной пластмассовой муфтой с резьбой.

— Эта рукавица была на Павле Романовиче во время его второго космического полета, когда они с бортинженером Юрием Артюхиным на корабле «Союз-14» отправились на орбитальную станцию «Салют-3», — продолжает рассказ Алла Федоровна. — Тот полет должен был состояться в 1973 году.

Но незадолго до старта «Союза» приборы слежения показали, что орбитальная станция неожиданно разлетелась на семь кусков. Космонавтам пришлось ждать почти год, пока построили и запустили новую.

Но представляете, с каким чувством летели к ней Паша и Юра, зная, что произошло с предыдущей?

На подлете к станции произошла вторая неприятность — отказала система автоматической стыковки. И командир корабля Попович впервые в мире произвел ее вручную.

Держать ручку управления, нажимать на кнопки в неуклюжих толстых перчатках очень неудобно. Павел снял одну рукавицу и блестяще произвел стыковку. Хотя в случае разгерметизации корабля мог погибнуть.

Когда его ругали за то, что рисковал, он отшутился: настоящий хирург не работает в перчатках.

У военных эта станция называлась «Алмаз». Это был, по существу, космический наблюдательный пункт. С его борта при помощи аппаратуры можно было не только видеть автомобили, но даже различать их марки. И полет имел исключительно оборонное значение.

В силу специфики работы муж не признавался, что в Центре подготовки космонавтов руководил военной тематикой и являлся, по существу, первым космическим разведчиком. У разведчиков НАТО Попович значился под псевдонимом Агрессор. Хотя по натуре он был миролюбивым человеком. Надо было очень постараться, чтобы вывести его из себя.

Он мог вспылить, крепко выругаться. Но быстро отходил, становился милым, веселым, любил похулиганить.

«Участок возле дома мы с мужем превратили в спортивную площадку»

— Я познакомилась с Павлом Романовичем в Звездном городке, — продолжает Алла Федоровна.

— Туда мы с первым мужем — военным инженером-авиатором — попали в конце 60-х, вскоре после гибели Юрия Гагарина. У нас росла дочь, сейчас она подполковник милиции, работает на Петровке, 38.

Потом брак распался. Паша к тому времени тоже уже не жил с первой женой Мариной, известным летчиком-испытателем.

Генерал Попович в то время служил заместителем начальника Центра подготовки космонавтов по научно-исследовательской работе.

Командиром, то есть начальником центра, у нас тогда был замечательный человек и наш земляк, дважды Герой Советского Союза летчик-космонавт Георгий Тимофеевич Береговой. И вот 5 октября 1985 года Павлу Романовичу исполнилось 55 лет.

С утра начали съезжаться гости — мы видели из окна большие черные машины, маршалов, генералов и высокопоставленных гражданских.

А перед этим, поскольку наш отдел научно-технической информации, где я работала инженером-экономистом, и его кабинет находились на одном этаже, Павел Романович зашел и попросил нас, троих женщин, помочь накрыть стол. Вместе с водителем он закупил продукты и выпивку, мы сделали бутерброды, все расставили.

Целый день длилось паломничество желающих поздравить Поповича! Где-то часам к пяти, когда все разъехались, Павел Романович появился на пороге нашего отдела: «Все. Теперь вы будете моими гостями!..

» Мы зашли в его кабинет, выпили за здоровье именинника, посидели. Потом он говорит женщинам: «Вы свободны. А з цiєю дiвчиною ми поспiваємо пiсень…» И с тех пор мы были вместе. Павел Романович переехал ко мне.

Я жила с дочкой.

Когда Паша перешел на работу в Москву, тогдашний министр общего машиностроения Афанасьев предложил ему этот особняк в Звездной деревне. Я говорила: зачем нам эти три этажа? Достаточно и обычной трехкомнатной квартиры! Но все начали уговаривать его: Пал Романыч, ну если не вы, то кто же?

К тому же возле каждой квартиры ее хозяевам был положен клочок земли в несколько соток. Хочешь — сад сажай, цветник. Я же превратила наш участок в спортивную площадку.

Когда мы с Павлом Романовичем поженились, он весил 130 килограммов. При его невысоком росте это было очень много. Выглядел как футбольный мячик. Я заставляла его каждый день тренироваться. И сама с ним упражнялась.

Павел Романович похудел на 40 килограммов.

Кроме того, организовала правильное питание — готовила специальные диетические блюда. Когда мы въехали в новый дом, первым моим подарком мужу на день рождения был теннисный стол.

Павел Романович — человек азартный, увлекающийся — сражался до изнеможения. И так постепенно вернул свой вес в норму, прекрасно себя чувствовал.

Его внезапная кончина, случившаяся три года назад на отдыхе в Алуште, была для всех страшной неожиданностью.

«Бильярдный стол, который друзья подарили Павлу Романовичу, был такой огромный, что его пришлось поставить в холле здания для приемов»

— Мы с Павлом Романовичем, может быть, никогда не познакомились бы, если бы не началась эпоха многоразовой космической системы «Буран», — рассказывает «ФАКТАМ» летчик-космонавт Герой Советского Союза Игорь Волк. — Меня назначили ее ведущим летчиком-испытателем.

Нашей группе предстояло пройти общекосмическую подготовку в Центре подготовки космонавтов. За это дело отвечал Павел Романович. Помню первую встречу. Красивый генерал с очаровательной улыбкой и веселыми глазами.

Когда он узнал, что я тоже родом из Украины, с Харьковщины, это еще больше сблизило нас.

Потом нам стало известно, что Попович — не только космонавт, выдающийся государственный и общественный деятель, но еще и отъявленный рыбак! Особенно ему нравилась зимняя рыбалка, подледный лов. Позже, когда мы оказались соседями, Павел Романович часто приходил к нам и давал моей Вале рыбу: знаю, говорил, что Игорь любит. Так что радость от его рыбалки доставалась мне.

*Павел Попович не любил охоту, но был страстным рыболовом (фото из семейного альбома)

К сожалению, потом Павел Романович ушел на гражданку, работал в институте, который занимался составлением земельного кадастра России с использованием космической и аэрофотосъемки. Через некоторое время этот институт закрыли. Это была большая ошибка. Как и закрытие нашей программы «Буран». Павла Романовича все это очень расстраивало. Ведь и то и другое было делом очень интересным и нужным.

Хоть наши пути по работе разошлись, мы дружбы не теряли. Вот за этим столом на кухне обсуждали и проблемы житейские, и проблемы государственные, и проблемы авиации и космоса. И самое главное — пели песни.

Павел Романович был еще и прекрасным бильярдистом. Друзья подарили ему бильярдный стол. Он был такой огромный, что его пришлось поставить в холле здания для приемов. Все желающие на нем играли. А потом стол убрали. Кому он мешал?

…По мнению всех, с кем «ФАКТАМ» за много лет довелось общаться, Павел Попович заслуживает того, чтобы память о нем была достойно увековечена. В Москве именем Поповича назван Украинский культурный центр на Арбате, улицы в городах Гродно, Торезе, Южно-Сахалинске. А жителям столицы Украины слабо?

— Еще в 1962 году, вскоре после первого полета Павла Романовича, возникла идея назвать его именем площадь в районе-новостройке на Чоколовке, — рассказал «ФАКТАМ» директор представительства КБ «Южное» в Государственном космическом агентстве Украины Николай Митрахов. — Но, боясь обвинений в украинском национализме (хотя речь шла о парторге первого отряда советских космонавтов!), местные власти решили ограничиться несколько обезличенным названием «Площадь космонавтов».

Вторично предложение назвать одну из улиц Киева именем Павла Романовича Поповича входило в план мероприятий 2010 года, посвященных 80-летию со дня его рождения. Но тогда оно было отклонено Киевской горадминистрацией со ссылкой на законодательство: должно пройти не менее десяти лет после ухода человека из жизни. К этому вопросу следует вернуться позже.

А вот гораздо раньше можно обозначить имя Павла Романовича на упомянутой площади Космонавтов. Начать стоит хотя бы с установки памятной доски, объясняющей, в честь кого площадь так названа. Можно было бы рядом с этой площадью заложить аллею космонавтов, выходцев из Украины. Таких на сегодня насчитывается уже более 20 человек.

— Заслуженный мастер спорта Павел Попович более 20 лет был Почетным президентом Международной ассоциации ветеранов физкультуры и спорта (МАФИС), штаб-квартира которой находится в Киеве, — сообщила «ФАКТАМ» президент МАФИС Татьяна Стеценко.

— Два года назад по инициативе и при активном участии нашей организации и Фонда олимпийских чемпионов «Золотой Олимп», который возглавляет олимпийский чемпион Юрий Стеценко, а председателем наблюдательного совета является бывший глава Подольской райгосадминистрации Григорий Романюк, на нашем здании, по улице Владимирской, 65, где находился рабочий кабинет Павла Романовича, была открыта памятная доска.

Мы получили было добро на переименование улиц Колхозной или Социалистической.

Более того, глава госадминистрации Соломенского района Иван Сидоров предложил дать имя Павла Поповича улице Стадионной, как более соответствующей масштабу личности первого космонавта-украинца.

Но «оранжевые» господа из Киевсовета тут же заявили, что Стадионная — историческое название. «Забота» об исторических названиях не помешала им при упразднении улицы Январского восстания проигнорировать ее старое название — Никольская улица — в пользу улицы Мазепы.

Тем не менее при поддержке администрации Соломенского района вопрос о присвоении имени первого украинского космонавта одной из центральных улиц все-таки близится к завершению. И мы надеемся, что среди депутатов Киеврады возобладают мудрость и здравый смысл.

Источник: http://fakty.ua/153766-vdova-kosmonavta-pavla-popovicha-u-razvedchikov-nato-popovich-znachilsya-pod-psevdonimom-agressor

Ссылка на основную публикацию