Космонавт береговой георгий тимофеевич – все о космосе

Береговой Георгий Тимофеевич

Космонавт Береговой Георгий Тимофеевич - все о космосе

15 апреля 1921 года – 30 июня 1995 года

Родился 15 апреля 1921 года в селе Федоровка Карловского района Полтавской области, УССР.

В 1937 году окончил восемь классов средней школы в городе Енакиево. В 1937 году занимался в аэроклубе в городе Енакиево.

В 1937 году после окончания 8 класса работал на агломерационной фабрике при заводе ОМЗ.

С 12 декабря 1938 по 13 июня 1941 года учился в Ворошиловградской военной авиационной школе имени Пролетариата Донбасса Харьковского ВО, которую он закончил как летчик бомбардировочной авиации.

С июня по сентябрь 1938 года работал слесарем на Енакиевском металлургическом комбинате.

С 13 июня 1941 года служил пилотом 314-го разведывательного авиаполка (АП) 28-й авиадивизии Центрального фронта. С 3 октября 1941 года служил пилотом 15-го запасного АП Приволжского ВО.

С февраля 1942 служил пилотом 150-го ближнебомбардировочного АП ПриВО. Позднее 150-й ближнебомбардировочный АП был переименован в 451-й штурмовой авиационный полк (ШАП). С 15 августа 1942 года служил командиром звена 451-го ШАП 3-й ВА Калининского фронта. С 18 ноября 1942 года служил командиром звена 235-го ШАП 264-й ШАД 3-й ВА Калининского фронта.

С декабря 1942 по 25 марта 1943 года проходил подготовку в 5-м учебно-тренировочном авиаполку 264-й штурмовой авиационной дивизии (ШАД) 3 воздушной армии (ВА) Калининского фронта.

С 25 марта по 5 сентября 1943 года служил зам.командира эскадрильи 671-м ШАП 212-й ШАД на Калининском и Воронежском фронтах (позднее 671 ШАП был переименован в 90 гвардейский ШАП). С 15 сентября 1943 по 3 июня 1945 года служил командиром эскадрильи 90-го гв.ШАП 4-й гв.ШАД 5 ВА 1-го Украинского фронта.

С 3 июня по 7 ноября 1945 года был слушателем отделения подготовки командиров авиационных эскадрилий Липецкой высшей офицерской школы Московского военного округа (МВО).

За период Великой Отечественной войны совершил 185 боевых вылетов на самолетах По-2, Р-5, СБ, Р-6, Як-4, Ил-2. Имел легкое пулевое ранение в голень левой ноги.

С 17 ноября 1945 года служил командиром эскадрильи, а со 2 февраля 1946 года – штурманом полка 90-го гвардейского штурмового авиационного Староконстантиновского полка 4-й ШАД 5 ВА Одесского ВО. 30 августа 1946 года был переведен на должность начальника воздушно-стрелковой службы этого полка.

В 1947 году сдал экстерном экзамены за 9 класс в средней школе им. Н.С.Хрущева села Лиманское Одесской области.

С 31 марта по июль 1947 года служил штурманом полка 73-го гвардейского истребительного авиационного Сталинградско-Венского Краснознаменного ордена Б.Хмельницкого II степени полка 6-й гв.ИАД 5 ВА Одесского ВО.

С 9 июля 1947 по 23 августа 1948 года был слушателем командного факультета Краснознамённой Военно-воздушной академии (КВВА). Затем перевёлся на заочное отделение, которое окончил 25 декабря 1956 года, получив специальность «офицер ВВС с высшим командно-штабным образованием».

С 23 августа 1948 года служил летчиком-испытателем, а с 30 июня 1949 года – старшим летчиком-испытателем отдела летных испытаний Управления испытаний самолетов ГКНИИ ВВС им.В.П.Чкалова.

19 января 1951 года был переведен в 3-е отделения отдела летных испытаний истребительных самолетов. 5 апреля 1952 года был переведен во 2-е отделение этого отдела на должность заместителя начальника отделения по летной части.

29 октября 1953 года был освобожден от должности зам.начальника отделения с сохранением должности летчика-испытателя.

8 июля 1957 года был назначен заместителем начальника 1-го отдела по летной работе с сохранением должности старшего летчика-испытателя.

С 8 августа 1959 года был назначен главным летчиком-испытателем 1-й испытательной авиационной эскадрильи Управления испытаний комплексов перехвата и самолетов-истребителей.

С 25 февраля 1961 года служил старшим летчиком-испытателем, с 23 марта 1962 года служил заместителем командира эскадрильи, с 13 апреля 1963 года до зачисления в отряд космонавтов служил командиром 1-й авиационной испытательной эскадрильи, старшим летчиком-испытателем службы летных испытаний 1-го управления ГКНИИ ВВС, в/ч 15650.

В 1963 году прошел медицинское обследование в Центральном военном научно-исследовательском авиационном госпитале (ЦВНИАГ) и получил допуск Центральной врачебно-летной комиссии (ЦВЛК). Однако не был рекомендован к зачислению в отряд из-за возраста.

Повторно рассматривался на заседании мандатной комиссии 13 декабря 1963 года, однако его приём в отряд был вновь признан нецелесообразным.

Несмотря на это, 23 января 1964 года на заседании Военного Совета Главком ВВС Константин Андреевич Вершинин без ания принял решение зачислить Берегового на должность слушателя-космонавта 1 отряда космонавтов ЦПК ВВС.

С 25 января 1964 по 23 января 1965 года проходил общекосмическую подготовку ОКП по утвержденному генералом Николаем Петровичем Каманин индивидуальному плану. Изучил конструкцию КК «Восток», «Восход», «Восход-2».

23 января 1965 года после окончания ОКП назначен на должность космонавта 2 отряда. С марта 1965 года занимался боевым применением космических летательных аппаратов.

С 3 мая 1965 по январь 1966 года проходил подготовку в качестве командира второго (дублирующего) экипажа корабля «Восход-3» (ЗКВ №6), вместе со Львом Деминым, для полета по научной программе длительностью 10 – 15 суток. В январе 1966 года программа полета корабля «Восход-3» и состав экипажей были изменены.

С января по май 1966 года проходил подготовку в качестве командира второго (дублирующего) экипажа корабля «Восход-3», вместе с Владимиром Шаталовым, для полета по военной программе длительностью до 20 суток. Программа подготовки была завершена, комплексные тренировки сданы успешно, но в мае 1966 полет был отменен в связи с закрытием программы «Восход».

С декабря 1966 по май 1968 года проходил подготовку в качестве командира активного КК «Союз» (7К-ОК) по программе стыковки на орбите, сначала в составе третьего экипажа, а с июня 1967 года – в первом экипаже. Полёт со стыковкой 2-х пилотируемых кораблей был отложен.

С августа по октябрь 1968 года проходил подготовку в качестве командира-пилота корабля «Союз-3», по программе стыковки с беспилотным кораблём «Союз-2».

Первый полет совершил с 26 по 30 октября 1968 года в качестве качестве командира-пилота КК «Союз-3». Основную задачу полёта – стыковку с беспилотным КК «Союз-2», выполнить не удалось.

Корабли дважды сближались на расстояние до 30 метров, после чего автоматика уводила корабли в стороны. Большой расход топлива при ручном пилотировании (за 20 минут авторежима – 30 кг, за 2 минуты ручного – 40 кг) вынудил отказаться от дальнейших попыток.

Позывной: «Аргон». Продолжительность полета составила 3 суток 22 часа 50 минут 45 секунд.

9 апреля 1969 года был назначен старшим инструктором-космонавтом, заместителем начальника 1 НИИ ЦПК.

С 26 июня 1972 по 3 января 1987 года служил начальником 1 НИИ ЦПК им.Ю.А.Гагарина.

8 апреля 1975 года в Государственном институте физической культуры им.Лесгафта защитил диссертацию и получил степень кандидата психологических наук.

30 июня 1978 года получил ученое звание старшего научного сотрудника.

Отчислен из отряда космонавтов 25 февраля 1982 года.

3 января 1987 года был уволен из Вооруженных Сил в запас по возрасту. После увольнения в январе 1987 года из ВС СССР работал в ВИЦ «Лидар» АН СССР, а затем в совместном предприятии. После отчисления из отряда космонавтов продолжил службу в НИИ ЦПК.

 В 1969 – 1991 годах был членом Союза журналистов СССР. Возглавлял экспедицию «Космос – землянам».

Звания и награды:

– Дважды Герой Советского Союза (26.10.1944, 01.11.1968);

– Летчик-космонавт СССР (01.11.1968);

– Заслуженный летчик-испытатель СССР (14.04.1961);

– Лауреат Государственной премии за подготовку экипажей для полетов по программе «Интеркосмос» (29.12.1981);

– Герой Социалистического труда НРБ (1970);

– Две медали «Золотая Звезда» Героя Советского Союза; 

– Два ордена Ленина (26 октября 1944 года, 1 ноября 1968 года);

– Два ордена Боевого Красного Знамени (1942, 1943);

– Орден Богдана Хмельницкого III степени (1944);

– Орден Александра Невского (1943);

– Два ордена Отечественной Войны I степени (1945, 1985);

– Два ордена Красной Звезды (1954, 1955);

– Орден «За службу Родине в Вооруженных Силах СССР» Ш степени (1975); 

– Медаль «За боевые заслуги» (1949);

– Медаль «За победу над Германией» (1945);

– Медаль «За взятие Будапешта» (1945); 

– Медаль «За взятие Вены» (1945);

– 11 юбилейных медалей;

– Медаль «Золотая Звезда» Героя Социалистического труда НРБ;

– Орден Георгия Димитрова (НРБ, 1970);

– Медаль «25 лет народной власти» (НРБ);

– Медаль «100-летие падения Османского ига» (НРБ, 1979); 

– Медаль «100 лет со дня рождения Георгия Димитрова» (НРБ, 1983);

– Орден Государственного Знамени (ВНР, 1985);

– Орден Красного Знамени (ВНР);

– Золотая медаль «За боевое содружество» (ВНР, 1980);

– Крест Грюнвальда III степени (ПНР);

– Орден Тудора Владимиреску V степени (СРР);

– Орден «Народный Герой Югославии» II степени.

Источник: http://nauc.ucoz.ru/publ/biografii_kosmonavtov/beregovoj_georgij_timofeevich/beregovoj_georgij_timofeevich/64-1-0-55

Космический камикадзе Береговой

Оригинал взят у mamlas в Космический камикадзе Береговой

Космический камикадзе45 лет назад был впервые успешно осуществлен полет корабля «Союз» с человеком на борту

26 октября 1968 года корабль пилотировал не совсем обычный космонавт – уже Герой Советского Союза, заслуженный летчик-испытатель СССР, участник Великой Отечественной войны, в частности, боев на Курской дуге, 47-летний уроженец Донецкой области Георгий Береговой.

Определяющим для того крайне опасного запуска в почетном перечне регалий и достижений Георгия Тимофеевича были слова заслуженный летчик-испытатель, то есть очень опытный.До того момента, пока Береговой окончательно, осязаемо не вернулся на Землю, коллеги считали его смертником.

Несколько раз это страшное слово прозвучит и в только что показанном по телеканалу «Россия-1» замечательном фильме Руслана Божко и Александра Островского «Космический камикадзе. Угол атаки космонавта Берегового» (сценаристы А. Островский и А. Мержанов). И это не для красного словца.

Почему называли смертником Берегового знающие люди? Потому что они действительно знали, что очередной космонавт летит на обреченном корабле: до этого погибли подряд четыре «Союза». Три первых – беспилотные. Один взорвался на стартовой площадке, два других запуска были признаны неудачными.

В четвертом – «Союзе-1» – в апреле 1967 года в космос во второй раз в своей жизни поднялся Владимир Комаров. При посадке произошел сбой, и первые обгоревшие фрагменты тела летчика-космонавта нашли только через час после того, как спускаемый аппарат врезался в землю; спустя время были найдены другие, так что у дважды Героя Советского Союза В.М.

Комарова две могилы: в Кремлевской стене и в оренбургской степи…Нет ничего опаснее запустения в чем-то значительном и важном, что еще совсем недавно привлекало внимание восхищенных современников.

Читайте также:  Солнечные протуберанцы - все о космосе

Именно в таком положении оказалась космическая отрасль, которая, как оказалось, держится исключительно на выдающихся личностях – от Главного конструктора до совсем не рядового Мастера на заводе, выпускавшего филигранно исполненные детали для ракет и кораблей (о нем, о Мастере, в свое время блестяще написал публицист Анатолий Аграновский). Но люди смертны.

В начале 1966 года, незадолго до пятилетия со дня полета первого космонавта Земли Юрия Гагарина, не стало Сергея Павловича Королева, гениального Генерального конструктора, который отличался еще и невероятной строгостью, даже придирчивостью. И космическая отрасль вздрогнула, растерялась и, можно сказать, опустила руки. Пошли одна за другой неудачи.

В фильме ВГТРК о космическом подвиге летчика-испытателя Берегового говорится о последующих за этим событиях так:

«Во второй половине 60-х годов после оглушительного триумфа первых лет советская космонавтика оказалась в тупике. Тогда спасти ее сумели два внешне очень похожих друг на друга человека. У одного была власть, у другого – талант испытателя…»

Да и фамилии их были чем-то схожи. Первым из этих двоих был Леонид Ильич Брежнев, вторым – Георгий Тимофеевич Береговой.Брежнев познакомился с Береговым в 1961 году, когда еще не взошел на коммунистический престол, хотя и занимал в советских верхах значительную должность.

При вручении грамот Верховного Совета СССР он обратил внимание на высокого бравого украинца, удивительно похожего на него самого (спустя 8 лет это сходство нежданно-негаданно спасет Леонида Ильича от пуль покушавшегося на него не вполне адекватного ленинградца – они смертельно ранят водителя, а выбитые стекла поцарапают летчика-космонавта Берегового, ехавшего в Кремль на прием в первой машине кортежа). И когда Генсеку, занявшему сей пост в октябре 1964 года, доложили о непрекращающихся трудностях с кораблем «Союз», он сказал: «Ну там же у вас в отряде есть летчик-испытатель…»Береговой был зачислен в отряд космонавтов в том же 1964 году. Более молодые коллеги встретили его в штыки: «Престарелый любимчик пришел за славой». Они имели в виду то, что Береговой в свое время служил под началом видного военачальника Николая Каманина, опекавшего будущих космонавтов.Да только славы Береговому было не занимать. Однажды он спросил летчика-космонавта Жолобова: «Виталька, ты какого года?» – «1937-го», – ответил тот. «А я этот шлемофон ношу с 37-го». Окончив енакиевский аэроклуб вместе со старшим братом (Михаил Тимофеевич, ныне генерал-лейтенант-инженер, участвовал в съемках фильма о младшем брате), Георгий стал профессиональным летчиком. С первых дней Великой Отечественной войны участвовал в воздушных боях. Летал на штурмовике Ил-2, который немцы звали «чумой», т.е. «черной смертью», если дословно. «Летающий танк» был живуч и в силу этой живучести вездесущ, и именно поэтому наш герой сказал о Ил-2: «Против него действуют все виды оружия».Пилотом Береговой оказался изобретательным. Однажды, увидев превосходящие силы противника, приказал ведомым перейти в режим бреющего полета, и они действительно опустились до высоты полтора-два метра (!) над полем подсолнечника, так что напрочь сбривали головки самых высоких подсолнухов – но ведь выжила эскадрилья! Потом боевые товарищи сказали ему: «Жорка, с тобой жить и воевать можно».

Его сбивали три раза, но он уходил от смерти. В 23 года стал Героем Советского Союза.

На фронте Георгий Береговой не расставался с изданной в СССР книжкой американского пилота Джимми Коллинза «Летчик-испытатель» и после окончания войны сам стал летчиком-испытателем. Первым – и крайне серьезным испытанием из множества других стал для него МиГ-15. Самолет преследовали аварии. Он срывался в штопор не так, как другие, совершенно неожиданно для летчиков.

Береговой первым разгадал нрав реактивного истребителя и заслужил прозвище… товарищ Штопор. С тех пор все военные летчики стали летать по науке Берегового.

Учитель Георгия Тимофеевича в космонавтике, моложе его на 13 лет, прославленный летчик-космонавт, дважды Герой Советского Союза Алексей Архипович Леонов сказал о нем в фильме так: «Для него крылья были продолжением его рук».Так что вовсе не за славой пришел Береговой в космонавтику.

Теперь можно сказать, что привела его сама судьба – кто бы, кроме него, разгадал нрав «Союза»?Траги-мистическую роль в судьбе самого Берегового, а значит, и «Союза», и всей нашей космонавтики неожиданно сыграл Юрий Гагарин. Он почему-то говорил Георгию Тимофеевичу: «Пока я жив, ты в космос не полетишь».

Об этом крайне неприятно думать – ведь все мы очень любили веселого Гагарина и очень уважали серьезного Берегового – но так и случилось. Летчик-космонавт Гагарин погиб весной 68-го, а осенью того же года было принято решение послать в космос летчика-испытателя Берегового.

На показанной в фильме фотографии Георгия Берегового перед стартом он так радостен, так доволен, что его трудно узнать. Словно кто-то написал на его лице: «Нас не догонишь!» – хотя на самом деле он говорил по-другому: «Всё, больше меня не схватят». То есть не отлучат от полетов, не остановят.Удачный старт. Выход на околоземную орбиту. Первый виток.

Подлет к беспилотному кораблю, с которым надлежит состыковаться… И – неудача. Повторить попытку стыковки оказалось невозможно – топлива осталось только на посадку.

Он не знал, что для всех в космической отрасли уже одна только тассовская фраза «Все системы корабля работали нормально» была победой, добился которой этот совсем не молодой летчик-испытатель с реальным военным прошлым.Береговой не сразу понял, что произошло в космосе. А потом каким-то чутьем осознал, что корабль подошел к беспилотнику в перевернутом виде, – необычное состояние невесомости на первых порах не позволяет космонавту сориентироваться в пространстве. Но отчет о полете и возможных недочетах конструкции корабля он составил очень подробный.

Позже инженеры назовут приказ состыковаться на первом витке глупым, но для Георгия Тимофеевича это было слабым утешением. До конца дней ему казалось, что он «не выполнил задания».

Хотя на самом деле он его перевыполнил. Генерал-майор медицинской службы Владимир Пономаренко сказал в фильме: «Он, Береговой, был первым космонавтом, который не побоялся сказать конструкторам то, то и то, что счел неудачным в конструкции космического корабля».

Он не стал оправдываться – он искал причины. Нашел и, по сути, стал со-конструктором «Союза», который и по сей день считается самым надежным космическим кораблем.Корабль отличный, и рассказ о спасшем его репутацию человеке тоже отличный.

Только один вопрос не дает покоя: почему такой прекрасно сделанный, такой нужный хотя бы для примера другим, более молодым людям, чтобы помнили о государственном значении космонавтики, фильм показали уже после полуночи, за пять минут до исполнения государственного Гимна? Нет ответа…

Татьяна Корсакова
Специально для Столетия

Космический камикадзе. Угол атаки космонавта БереговогоДокументальный фильм студии Роскосмоса “Космический камикадзе. Угол атаки космонавта Берегового”.«Союз». Самый надёжный в истории освоения космоса корабль. Он создавался для полёта к Луне. Но к ней не полетел. Он вообще отказывался летать. В начале своей истории он терпел аварию за аварией… Он убил космонавта… И, возможно, своей нынешней славой «Союз» обязан одному человеку, который всё же укротил строптивый корабль. Этот человек вообще не должен был стать космонавтом. Но череда катастроф «Союза» заставит командование отправить на орбиту именно его. Это фильм о судьбе дважды Героя Советского Союза, летчика-космонавта СССР Берегового Георгия Тимофеевича.

60-е, авиация, агитпроп и пиар, биографии и личности, видео, вов и вмв, героизм и подвиги, история, космос и космонавтика, мужчины, ссср, тв, фильмы

Источник: https://mamlas.livejournal.com/2040776.html

Георгий Береговой

Гео́ргий Тимофе́евич Берегово́й (15 апреля 1921, село Фёдоровка, Полтавская губерния, Украинская ССР (ныне Карловский район, Полтавская область, Украина) — 30 июня 1995, Москва, Россия) — лётчик-космонавт СССР, дважды Герой Советского Союза (единственный, кто удостоен первой звезды Героя за Великую Отечественную войну, а второй — за полёт в космос).

Заслуженный лётчик-испытатель СССР, генерал-лейтенант авиации, кандидат психологических наук, космонавт СССР № 12. Г. Т.

Береговой родился раньше всех из побывавших на орбите людей (он родился на 3 месяца раньше Джона Гленна, но позже Джо Уокера, совершившего суборбитальные космические полеты на X-15 в 1963 году и погибшего в 1966 году, до полета Берегового).

Совершив космический полёт в 47-летнем возрасте, Береговой в течение нескольких лет являлся старейшим человеком, побывавшим на орбите (в 1974 году его превзошёл Лев Дёмин).

Биография

Родился 15 апреля 1921 в селе Фёдоровка Полтавской губернии Украинской ССР (ныне Карловского района Полтавской области Украины). Украинец. Вскоре после его рождения семья переехала в город Енакиево в Донбассе.

Во время обучения в средней школе в Енакиево (1928—1936) был инструктором, затем руководителем секции авиамоделирования на городской Детской технической станции.

После окончания восьмого класса начал трудовую деятельность учеником электрослесаря на Енакиевском металлургическом заводе. Занимался в Енакиевском аэроклубе. В 1938 году окончил Енакиевский аэроклуб и был призван в Красную армию.

В 1941 году окончил Ворошиловградскую школу военных лётчиков имени Пролетариата Донбасса.

Великая Отечественная война

Участник Великой Отечественной войны с августа 1942 г. (командир авиазвена 3-й воздушной армии, Калининский фронт).

« день, когда я с группой других лётчиков получил назначение на Калининский фронт, наступил для меня как-то неожиданно. А вскоре случилось то, чему поначалу я просто отказывался верить .

Явившись в пункт назначения, на один из фронтовых аэродромов в районе Осташкова, я услышал сразу и вместе те имена, которые впервые соединились ещё в моих мальчишеских грёзах . Командующим 3-й воздушной армией был М. М. Громов, одним из ее корпусов командовал Н. П. Каманин, а дивизией, в которую входил мой полк, — Г. Ф. Байдуков.

Три прославленных лётчика страны, три Героя Советского Союза, получивших это почётное звание ещё в мирные годы, жизнь которых [я] брал для себя за образец».

Читайте также:  Карликовая планета церера - все о космосе

— Береговой Г. Т. Три высоты

С марта 1943 г. заместитель, а с сентября — командир эскадрильи 671-го штурмового авиационного полка (с мая 1943 г.

 — 90-й гвардейский) в составе 4-й гвардейской штурмовой авиационной дивизии (5-й штурмовой авиационный корпус, 5-я воздушная армия) сначала в составе Воронежского, затем 1-го Украинского, а позднее 2-го Украинского фронтов. За годы войны совершил 186 боевых вылетов на штурмовике Ил-2.

Был трижды сбит. За героизм, мужество и отвагу, проявленные в воздушных боях Великой Отечественной войны, 26 октября 1944 г. удостоен звания Герой Советского Союза.

Испытания самолётов

В 1948 окончил высшие офицерские курсы и курсы лётчиков-испытателей. В 1948—1964 работал лётчиком-испытателем. Им было испытано более 60 типов самолётов, в том числе: МиГ-15 (1949), МиГ-19П (1955), СМ-12 (1957), СМ-30 (МиГ-19) (1956), Як-25 (1949), Як-27К (1956), Су-9 (1958), Ту-128 (1962). Первым на практике осваивал гермошлем ГШ-4.

В 1949 г., испытывая истребитель МиГ-15 со стреловидным крылом, впервые освоил пилотирование реактивного самолёта в условиях штопора. Обучал лётчиков входу в штопор и выводу самолёта из штопора на самолётах Су. В 1956 окончил Военно-воздушную академию (с 1968 имени Ю. А. Гагарина).

В 1961 был удостоен звания «Заслуженный лётчик-испытатель СССР».

Космос

В 1963 зачислен в отряд советских космонавтов (группа ВВС № 2 — дополнительный набор). Прошёл полный курс подготовки к полётам на кораблях типа Союз. 26—30 октября 1968 совершил космический полет на космическом корабле Союз-3.

В полете была выполнена попытка стыковки с беспилотным кораблём Союз-2 в тени Земли. Полет продолжался 3 суток 22 часа 50 минут 45 секунд.

За совершение космического полёта награждён 1 ноября 1968 второй медалью «Золотая Звезда» Героя Советского Союза.

22 января 1969 во время торжественной встречи космонавтов в Кремле офицер Виктор Ильин обстрелял автомашину, в которой ехал Береговой, приняв её за автомобиль Брежнева (ошибке способствовало и определённое внешнее сходство Берегового с Брежневым). Сидевший рядом с Береговым шофёр был смертельно ранен; сам Береговой был легко ранен осколками лобового стекла.

В 1972—1987 — начальник Центра подготовки космонавтов. Имел научные труды в области космонавтики и инженерной психологии. Защитил кандидатскую диссертацию в Институте физической культуры имени Лесгафта и получил степень кандидата психологических наук. В 1987 году ушёл в отставку в звании генерал-лейтенанта.

Депутат Верховного Совета СССР 8—10-го созывов (1974—1989). Вёл большую общественную работу.

Лауреат Государственной премии СССР (1981).

Скончался 30 июня 1995 во время операции на сердце. Похоронен в Москве на Новодевичьем кладбище.

Награды

  • Медаль «Золотая Звезда» Героя Советского Союза № 2271 (26 октября 1944)
  • Медаль «Золотая Звезда» Героя Советского Союза № 48 (1 ноября 1968)
  • 2 ордена Ленина
  • 2 ордена Красного Знамени
  • Орден Богдана Хмельницкого III степени
  • Орден Александра Невского
  • 2 ордена Отечественной войны I степени
  • 2 ордена Красной Звезды
  • Орден «За службу Родине в Вооружённых Силах СССР» III степени
  • Медаль «За боевые заслуги» (1949)
  • Медаль «За победу над Германией в Великой Отечественной войне 1941—1945 гг.» (1945)
  • Медаль «За взятие Будапешта» (1945)
  • Медаль «За взятие Вены» (1945)
  • 11 юбилейных медалей
  • Герой Социалистического Труда НРБ
  • Орден «Георгий Димитров» (НРБ, 1970)
  • Медаль «25 лет народной власти» (НРБ)
  • Медаль «100-летие падения Османского ига» (НРБ, 1979)
  • Медаль «100 лет со дня рождения Георгия Димитрова» (НРБ, 1983)
  • Орден Государственного Знамени (ВНР, 1985)
  • Орден Красного Знамени с бриллиантами (ВНР)
  • Золотая медаль «За боевое содружество» (ВНР, 1980)
  • Крест Грюнвальда III степени (ПНР)
  • Орден Тудора Владимиреску V степени (СРР)
  • Орден Народного героя (Югославия)
  • Золотая медаль имени К. Э. Циолковского АН СССР
  • Золотая медаль имени Ю. А. Гагарина (FAI)
  • Государственная премия СССР (1981 год)

Память

  • Почётный гражданин городов Калуга, Щёлково (Россия), Луганск, Енакиево, Винница (Украина), Телави (Грузия), Плевен, Сливен (Болгария).
  • Бронзовый бюст дважды Героя Советского Союза генерал-лейтенанта Г. Т. Берегового на Аллее Воинской Славы в Парке Вечной Славы города Киева торжественно открыл Премьер-министр Украины Н. Азаров 1 мая 2013 года (автор идеи создания Аллеи Воинской Славы — гвардии полковник авиации Олег Гук).
  • В Енакиево установлен бронзовый бюст.
  • В Енакиево установлена памятная стела почетному гражданину города.
  • В Енакиево именем Георгия Тимофеевича Берегового названы проспект, парк и сквер.
  • В Енакиево есть музей космонавта Г. Т. Берегового (бывший краеведческий музей).
  • Мемориальная доска на школе в Енакиево, где Г. Береговой учился с 1928 по 1936 гг.
  • На доме в посёлке Чкаловский (Щёлково), в котором жил Герой, установлена мемориальная доска.
  • В городе Алма-Ата в честь Берегового названа улица.
  • Донецкому планетарию в 2011 году было присвоено имя Георгия Берегового.
  • 8 апреля 2011 г. Национальный банк Украины выпустил серебряную монету номиналом 5 гривен, посвящённую Георгию Береговому.
  • 15 апреля 2011 г. Южная железная дорога с Карловского железнодорожного вокзала торжественно запустила новый поезд № 92/91 сообщением «Полтава — Москва» под названием «Георгий Береговой».
  • В 2012 году имя Г. Т. Берегового присвоено Донецкому лицею с усиленной военно-физической подготовкой и учебно-воспитательному комплексу школе-лицею «Открытый космический лицей» Симферопольского городского совета Автономной Республики Крым.
  • Является прототипом космонавта генерала Крутогорова из романа Александра Казанцева «Фаэты» (1974).

«Крутогоров был старейшим из космонавтов. Он прославился ещё во время Великой Отечественной войны, свершая на своём истребителе невероятные подвиги. После победы он продолжал летать, испытывая новые самолеты, помогая конструкторам создавать самые смелые конструкции, которые он и перегружал выше всякого предела в воздухе. Уже будучи Героем Советского Союза, он стал космонавтом».

— «Фаэты», ч. II, гл. 1

  • Предположительно послужил прототипом заглавного героя «Песни лётчика-испытателя» Владимира Высоцкого.

Источник: https://nekropole.info/ru/Georgij-Beregovoj

Береговой Георгий Тимофеевич – Космос — землянам, Страница 1, Читать книги онлайн

Литературная запись Л. Нечаюка

(Вместо предисловия)

Земля Байконура… Это не пустыня в песчаных барханах, хотя еще и не степь. Лишь весной, считанные дни, зеленеет здесь трава.

Шоссе из города на стартовую площадку петляет между пологими холмами, то ныряет в низину, то поднимается на взгорок, с которого распахиваются перед глазами новые просторы.

Время от времени издали выплывают неясные, похожие на вазочки для мороженого силуэты нацеленных в небо радиоантенн и тут же быстро исчезают за зыбкой гранью горизонта. Наконец бетонная лента дороги выпрямляется, устремляясь к показавшимся впереди белым строениям.

Но я не смотрю туда, знаю: сейчас справа, из-за возвышенности, появится стоящая на старте космическая ракета. Вот она! Сколько лет прошло, а каждый раз с замиранием сердца встречаешься с ней…

Бывают моменты, когда то, что довелось испытать, с чем приходится сталкиваться сегодня, кажется мне невероятным. Я оказался в числе тех, кого принято называть пионерами нового дела. Ю. Гагарин, Г. Титов, П. Попович, А. Николаев, В. Терешкова, В. Быковский, В. Комаров, Б. Егоров, К. Феоктистов, П. Беляев, А.

 Леонов да еще около двух десятков американских астронавтов — вот и все, кто побывал в космосе до меня. Хорошо знаком я с теми, кто осуществил первые межпланетные полеты автоматических станций и их посадку на поверхность Венеры и Марса. Как космонавту и руководителю Центра подготовки космонавтов имени Ю. А.

 Гагарина мне, может быть, лучше, чем многим другим, видно, что все достигнутое людьми в штурме вселенной лишь пролог грядущих великих свершений.

Подумать только: если бы я родился на полвека раньше, то не смог бы заниматься ничем подобным. Ведь тогда все это если и приходило в голову, то лишь отдельным людям, обладавшим уж очень смелым воображением.

Родись я на полвека позже, тоже не смог бы принять участие в таких, как нынешние, космических делах: через пятьдесят-то лет, наверное, земляне уже освоятся в солнечной системе, не говоря о том, что побывают на Марсе.

Четвертого октября 1957 года в небо взлетела рукотворная советская «луна» — космический первенец землян. «Он был мал, этот самый первый искусственный спутник нашей старой планеты, — говорил академик С. Королев, — но его звонкие позывные разнеслись по всем материкам, среди всех народов как воплощение дерзновенной мечты человечества…»

Подавляющему большинству людей, и мне в том числе, изумленных и ошеломленных этим фантастическим достижением советской науки и техники, трудно было в ту пору осознать даже приблизительно, как скоро и к каким глубоким последствиям приведет этот невиданный бросок за пределы нашей планеты. Первый спутник, потом полет Лайки, старты к Луне и планетам, наконец космический взлет Юрия Гагарина — все тогда захватывало дух, будоражило воображение, увлекало своей необычностью и загадочностью.

Правда, не раз, когда до кабины космического корабля мне было еще далеко, я задавался вопросом: что это такое — космос? Насущная ли это необходимость общества или дорогостоящее его увлечение из разряда, как теперь принято говорить, хобби? Я не собирался ставить под сомнение цели и замыслы, выношенные лучшими умами человечества, — хотелось самостоятельно осмыслить одно из величайших свершений своего времени. Вполне естественное побуждение для человека, оказавшегося среди тех, кто был непосредственно к нему причастен.

Не помню уж, кто из мудрецов глубокой древности сказал однажды, что если бы на Земле было только одно место, откуда можно наблюдать звезды, к нему непрерывно со всех концов стекались бы люди. Люди не могут не смотреть на звезды — такова уж их природа.

Почему я так говорю? Да потому, что просто не представляю себе человека, который хотя бы раз в жизни, подняв лицо к ночному небу, не разглядывал звезды, не задавал себе простые и вечные вопросы: «Что это такое? Где начало и где конец этой алмазной пыли? Что сам я для нее значу, какое место занимаю в этой черной бездне и есть ли ей дело до меня, до моих радостей и бед, до моей жизни?»

Человек поднялся в космос, увлекаемый страстью познания. И полет этот был подготовлен всей историей человечества, всеми предыдущими его успехами в освоении природы.

Упрощая эту мысль, американский ученый Ван Аллен выразился так: «Искусственный спутник Земли представляет собой естественное продолжение ракет, которые представляли собой естественное продолжение самолетов и воздушных шаров, которые являются естественным продолжением стремления человека забираться на деревья и горные вершины, чтобы оказаться выше и таким образом больше видеть вокруг».

Больше видеть вокруг… Конечно, видеть отнюдь не из праздного любопытства.

Но все же насколько своевременны те колоссальные затраты труда и материальных ресурсов, которых требует освоение космоса, когда на Земле так много нерешенных и крайне важных проблем? Не полезнее ли построить еще несколько домов, чем запускать очередной спутник? Разве отвоевать у пустынь новые территории, освоить малодоступные пока для человека места на нашей планете менее актуально, чем полеты на Луну, Марс или Венеру? Не разумнее ли сначала взять то, что находится рядом, лежит у нас под ногами? Ведь это богатства немалые. К тому же они необходимы уже сегодня, а, скажем, разработка ресурсов иных планет — дело далекого будущего.

Читайте также:  Звезда кохаб - все о космосе

Чем же руководствоваться, решая: своевременно или нет очередное грандиозное начинание? Ведь пока налицо лишь трата средств на космос, размышлял я тогда, а доходов что-то не видно. А тут еще нет-нет да и спросят тебя принародно, и не дети, а взрослые люди: «Дорогой товарищ космонавт Береговой, скажите прямо: выгоден ли каждый запуск в космос?»

Что ответить? Одиночный запуск, конечно, нет. Но сама космонавтика, если выражаться языком экономистов, вполне рентабельна. Правда, совсем не просто оценить вновь полученное знание. Стоимость дома определить легко и в рублях и в долларах. А сколько стоит мысль, техническая идея?

Первые плоды от проникновения людей за пределы Земли достались науке. Геологи теперь не ограничиваются исследованием лишь одной Земли, в их распоряжение поступают сведения о Луне, о Марсе, о Венере.

Астрономы получили немыслимые ранее возможности изучать звезды, удаленные галактики, загадочные астрофизические явления в глубинах мироздания с помощью приборов, выведенных за пределы насыщенной помехами и порой непрозрачной атмосферы.

Иными словами, космонавтика превратила солнечную систему в лабораторию современной науки. Теперь вселенная стала знакомой и ученым, и людям, далеким от науки.

И все же порой так и слышишь в беседах недосказанное вслух: зачем все это? Ведь, кроме пыли и дырок от метеоритов, на Луне ничего особенного не нашли. На Марсе задохнешься — мало кислорода. На Венере жарче, чем в печке. Про Сатурн или Юпитер и говорить не хочется — ни на том, ни на другом жить нельзя.

Ну, поглядели, потешили любознательность. Может, и хватит? Давно уже все мы не верим в сверхъестественное, а верим в могущество человеческого разума, в прогресс науки.

Но почему же, вознесясь на небывалую доселе высоту и добиваясь поистине фантастических свершений, эта самая наука отрывается порой от извечных земных забот и нужд человека?

Скептики, а их немало, считали полеты в космос этаким романтическим бегством от наших земных забот и не слишком разумной тратой ресурсов, которым можно было бы найти и более практичное применение. К счастью, всегда были и есть оптимисты.

Не только среди романтиков, но и среди последовательных и строгих реалистов, каким был академик С. Королев — основоположник практической космонавтики. В ту пору, когда корабль «Восток» еще только готовился к старту, он уже разрабатывал новый корабль и в замыслах вынашивал идеи будущих «Союзов» и «Салютов».

Под его руководством строились первые автоматические лунные, марсианские и венерианские станции. Если К. Циолковского называют пророком космонавтики, ее будущего, то С. Королев это будущее конструировал.

Сегодня можно только поражаться прозорливости и дальновидности ученого, на много лет вперед определившего пути развития космонавтики, создавшего, по сути дела, советскую программу исследования космоса.

Десятилетие спустя после легендарного полета Юрия Гагарина наша страна запустила в космос первую в мире пилотируемую орбитальную научную станцию «Салют».

Именно такие станции, оснащенные разнообразным научным оборудованием, дают возможность с наибольшей эффективностью извлекать из космоса все полезное.

Вот почему созданию долговременных орбитальных научных лабораторий у нас всегда придавалось главное значение.

«Советская наука рассматривает создание орбитальных станций со сменяемыми экипажами как магистральный путь человека в космос», — говорил товарищ Л. И. Брежнев в связи с успешным завершением группового полета космических кораблей «Союз-6», «Союз-7» и «Союз-8».

Полеты по программе «Союз» дают наглядное представление о той планомерности и последовательности, с которыми мы шли к поставленной цели. Известно, что сборку длительно действующих орбитальных станций выгоднее всего осуществлять прямо в космосе из стандартных блоков, запускаемых по отдельности с Земли.

Корабли типа «Союз» наделялись всеми необходимыми для этого качествами: хорошей маневренностью, системами автоматической и ручной стыковки, вполне приличными условиями для работы и отдыха экипажей.

Прообраз первой пилотируемой орбитальной станции был создан именно на этой основе посредством стыковки в космосе кораблей «Союз-4» и «Союз-5».

Дальнейшие полеты «Союзов» преследовали те же цели: сварка в космосе, отработка совместных маневров трех кораблей («Союз-6», «Союз-7» и «Союз-8»), проверка надежности техники и пределов длительности пребывания человека на орбите («Союз-9»), Все это, на мой взгляд, убедительно подчеркивает ту ответственность и дальновидность, с которой закладывались основы нашей космической программы.

Источник: https://romanbook.ru/book/8035016/?page=1

Береговой Георгий Тимофеевич

Космонавт Береговой Георгий Тимофеевич - все о космосе

…В памяти Берегового остались многие штурмовки, горячие бои. 30 сентября 1943 года года в районе Ржищев он нанёс внезапный удар и прямым попаданием бомб взорвал склад с боеприпасами. Среди многих других запомнился и боевой вылет 5 ноября 1943 года – накануне 26-й годовщины Октября.

Ранним утром лётчики и техники Гвардейской дивизии выстроились у боевого знамени. Генерал поздравил личный состав части с наступающим праздником и поставил боевую задачу – оказать помощь войскам в освобождении Киева от немецко – фашистских захватчиков. У всех на устах призыв: “Выполним приказ Родины – вызволим Киев из фашистских лап…”

Штурмовики поднялись в воздух. Старший лейтенант Береговой заметил движущиеся по дороге фашистские автомашины с горючим и боеприпасами. Несмотря на сильный огонь зенитной артиллерии и пулемётов, он повёл свой Ил-2 на вражескую автоколонну. Несколько машин вспыхнуло.

Начали взрываться цистерны с бензином. Неожиданно самолёт вздрогнул, стал плохо слушаться рулей. Снаряд вырвал кусок фюзеляжа, повредил плоскости. Можно было прыгать с парашютом. Но это не в правилах Берегового. Он с трудом, но всё же привел машину на свой аэродром.

И тут же пересел на другой самолёт, чтобы опять лететь.

Бой не стихал целый день. Фашисты не выдержали. 6 ноября над Киевом реяло красное знамя. Грудь гвардии старшего лейтенанта Берегового украсил 3-й боевой орден – Александра Невского…

В апреле 1944 года в представлении к званию Героя Советского Союза на Г. Т. Берегового командир 90-го Гвардейского штурмового авиационного полка Гвардии подполковник Ищенко писал:

За период боевых действий на указанных фронтах лётчиками эскадрильи произведено 400 успешных боевых вылетов на штурмовку живой силы и техники противника на огневых позициях.

Уничтожено: автомашин с войсками и грузами – 282, подбито танков – 71, сбито самолётов противника в воздушных боях – 3, подавлено артиллерийских батарей – 11, разрушено переправ – 2, создано очагов пожара – 9, разрушено железнодорожных вагонов – 20.

На Воронежском и 1-м Украинском фронтах тов. Береговой лично произвёл 92 боевых вылета. Он 75 раз водил группы, в любых условиях точно выводил их на цель и смело штурмовал живую силу и технику противника.

18 сентября 1943 года тов. Береговой водил группу из 6 “Илов” и своим умелым и инициативным приёмом нанёс штурмовой удар по отступающим мото – мехчастям в пунктах Прилуки и Рудовка. Уничтожено 10 повозок с боеприпасами, до взвода живой силы противника.

30 сентября тов. Береговой в составе двух экипажей пошёл на разведку в район Ржищева. В сложных метеоусловиях с высоты 1000 метров сфотографировал результаты разведки, одновременно произвёл внезапный удар – взорвал склад с боеприпасами…

26 ноября 1943 года тов. Береговой повёл группу из 10 “Илов” для нанесения штурмового удара по скоплению танков противника в районе Кочерово. Несмотря на сильный зенитный огонь, группа, умело маневрируя, с тыла вышла в район цели, нанесла смелый штурмовой удар. Было подожжено 6 танков противника”.

Свой последний боевой вылет в Великой Отечественной войне командир авиаэскадрильи 90-го Гвардейского штурмового Староконстантиновского авиационного полка 4-й Гвардейской штурмовой авиационной Киевской дивизии Герой Советского Союза Гвардии капитан Георгий Тимофеевич Береговой произвёл в мае 1945 года с аэродрома Копчани, что под Брно, громя с воздуха группировку немецких войск, которые ещё продолжали вести боевые действия на территории Чехословакии.

Люди приходят к славе разными путями. Георгий Береговой пришёл к ней, пожалуй, самой трудной дорогой – дорогой риска и отваги. Он добыл свою славу в бою, как берут войска хорошо защищенную крепость: знаниями, воинским умением и не знающим колебания мужеством.

В боях с врагом он продемонстрировал своё мастерство, пройдя через горнило войны на Калининском, Воронежском, 1-м Украинском фронтах, а со 2 сентября 1944 года – на 2-м Украинском фронте, где сражался в боях за Румынию, Венгрию и Чехословакию в прославленном 5-м Гвардейском авиационном корпусе, которым командовал хорошо известный в нашей стране ещё до войны Герой Советского Союза генерал – лейтенант авиации Николай Петрович Каманин.

В 1963 году Г. Т. Береговой был зачислен в отряд советских космонавтов   ( дополнительный набор ). Прошёл полный курс подготовки к полётам на кораблях типа “Союз”. 26 – 30 октября 1968 года совершил космический полёт на космическом корабле “Союз-3”.

В полёте проводились испытания космического корабля в условиях реального космического полёта с космонавтом на борту. Полёт продолжался 3 суток 22 часа 50 минут 45 секунд.

За совершение космического полёта, 1 ноября 1968 года награждён второй медалью “Золотая Звезда” Героя Советского Союза.

В 1972 – 1987 годах был начальником Центра подготовки космонавтов. В 1987 году в звании генерал – лейтенант авиации ушёл в отставку. Умер 30 июня 1995 года. Похоронен в Москве на Новодевичьем кладбище.

Источник: http://airaces.narod.ru/all7/beregov.htm

Ссылка на основную публикацию