Биография персиваля лоуэлла – все о космосе

Персиваль Лоуэлл

История исследования космоса > Биография астрономов > Персиваль Лоуэлл 

Персиваль Лоуэлл  (1855-1916 гг.)

Краткая биография:

Имя: Персиваль Лоуэлл

Дата рождения: 13 марта 1855 г

Дата смерти: 12 ноября 1916 г

Образование: Гарвард

Место рождения: Бостон, Массачусетс

Место смерти: Флагстафф, Аризона

Биография Персиваля Лоуэлла началась в 1855 году в привилегированной семье Новой Англии . Его младший брат был президентом Гарвардского университета, а его сестра – известная писательница.

Лоуэлла также приняли в Гарвард, который он закончил в 1876 году с отличием по математике. После путешествий на Дальний Восток в течение нескольких лет, он, в итоге, проявил интерес к астрономии.

Его особенно интересовал Марс и его ” каналы “, которые, якобы, были обнаружены итальянским астрономом Чапарелли.

В 1894 году Персиваль Лоуэлл основал Обсерваторию Лоуэлла в городе Флагстафф, штат Аризона. Обсерватория была идеально расположена на высоте 7000 футов. Большая высота в сочетании с сухим воздухом пустыни, сделала этот штаб идеально подходящим для наблюдений Марса, который был в то время в непосредственной близости от Земли. Лоуэлл наблюдал красную планету в течение 15 лет.

Он сделал сложные и подробные чертежи поверхности планеты, показывающие сложную сеть пересекающихся линий и темных областей. Лоуэлл считал, что эти линии , каналы , построены развитой цивилизацией разумных существ . Он утверждал, что эти каналы были использованны для транспортировки драгоценной воды из ледяных полюсов планеты.

Темные области, полагал ученый, были оазисами зелени, полученными благодаря оросительным каналам. Лоуэлл опубликовал эти теории в трех книгах : “Марс” (1895), “Марс и его каналы” (1906), и “Марс Как Обители Жизни” (1908).

Сегодня мы знаем, что эти ” каналы ” являются всего лишь оптической иллюзией ,вызванной турбулентной атмосферой и естественной тенденцией человеческого глаза, соединяющей точки на темных областях планеты.

Кроме его детальных наблюдений Марса, самый большой вклад Персиваля Лоуэлла в области астрономии был сделан в последние восемь лет своей жизни. Он был первым, кто понял разницу между расчетными и наблюдаемыми позициями Урана и Нептуна .

Он считал, что девятая планета за орбитой Нептуна была ответственна за аномалии. Он стал рассматривать фотографии участков неба, где, по его подозрениям, могли найти новую планету. В течении всей своей краткой биографии он тщетно искал новую планету до своей смерти в Флагстаффе в в 1916 году.

Поиски девятой планеты продолжались в течение нескольких лет после смерти Лоуэлла. В 1930 году планета Плутон была, наконец, обнаружена Клайдом Томбо. Это открытие, возможно, не удалось, если бы не было пионерской работы Лоуэлла и его наблюдений новых планет.

Хотя это был его самый большой вклад, он по-прежнему больше известен своими теориями и сочинениями о знаменитых марсианских каналах.

Источник: http://o-kosmose.net/persival-louell-kratkaya-biografiya/

За что они так любят Плутон

«Выпускной у нердов» — так в социальных сетях в шутку называли то, что происходило в США и во всем околонаучном мире во вторник и среду.

Американский зонд New Horizons 14 июля под всеобщее ликование пролетел мимо Плутона и его спутников как по нотам и передал их первые в истории фотографии крупным планом.

Попутно New Horizons собрал данные, которые будет закачивать на Землю следующие 16 месяцев и из которых еще лет пять как минимум будут делать научные статьи.

Эти несколько мгновений — зонд в момент максимального сближения двигался со скоростью 14 километровв секунду — стали не только часом икс в миссии, стартовавшей аж в 2006 году, но и, вероятно, максимально кинематографичным моментом в астрономии, по крайней мере, этого десятилетия. Нил Деграсс Тайсон, известный астроном и популяризатор науки, сравнил задачу New Horizons с отправкой мячика для гольфа точно в лунку с расстояния в две мили — в данном случае мячик, правда, стоил 700 миллионов долларов.

Казалось, невозможно даже приблизиться к совершенно голливудской посадке марсохода Curiosity, которую показывали на Таймс-сквер, но у New Horizons это получилось.

Как отмечает американское издание Quartz, знаменитая фотография с сердцем в инстаграмe NASA уже в первые несколько минут набрала больше 100 тысяч лайков, а сессия вопросов-ответов (AMA, Ask Me Anything) команды проекта на Reddit мгновенно взлетела на главную страницу ресурса.

«Если утром по времени Восточного побережья во вторник вы были в сети, то видели, что там был Плутон во все поля».

Посмотрите, как NASA начало трансляцию из места, где следили за зондом: если не знать, о чем речь, можно решить, что это про презентацию нового айфона. The wait is over, наступает исторический момент, которого мы все так долго ждали. И хотя там написано про девять лет, эта космическая сага про американское превосходство началась гораздо раньше.

Осень 1932 года. Профессор Университета штата Иллинойс Роберт Бейкер, автор сверхпопулярных книг по астрономии и, в частности, редактор свежей «Астрономии для всех», ни с того ни с сего начинает получать гневные письма из Канзаса.

Очень недовольные канзасские фермеры считают, что профессор проявил крайнее неуважение, не упомянув в книге их товарища и земляка.

Фермеры уже дошли до издательства и привлекли на свою сторону не только местные газеты, но и New York Times, где я читаю об этой истории 83 года спустя.

Товарища зовут Клайд Томбо, ему 26 лет, он стесняется всей этой затеи, и он открыл Плутон.

В совместной истории Томбо и Плутона на самом деле вот так прекрасно и киношно абсолютно все. Мы, конечно, вообще склонны драматизировать и героизировать, когда дело касается великих научных открытий, — но Плутон и правда как будто создан для того, чтобы о нем рассказывать взахлеб.

Первая полоса New York Times на следующий день после открытия, 14 марта 1930 года, сообщала: астрономы считают, что новая планета в четырех миллиардах миль от Земли может быть больше Юпитера и по крайней мере не меньше Земли.

Само объявление о девятой планете Солнечной системы было аккуратно приурочено к годовщине со дня рождения Персиваля Лоуэлла — бизнесмена, астронома, Тони Старка начала XX века, основавшего обсерваторию в Аризоне и в 1915 году опубликовавшего работу с предсказанием существования следующей после Нептуна планеты.

Вообще-то Плутон все это время был прямо перед глазами у ученых: вскоре после его официального открытия обсерватория Маунт-Уилсон, где тогда был самый большой наземный телескоп в мире, нашла фотографии 1919 года, на которых Плутон успешно оставался незамеченным следующие 11 лет. Более того, и сама обсерватория Лоуэлла на самом деле сфотографировала то, что потом назовут Плутоном, еще в 1915 году, более чем за год до смерти ее основателя.

Председатель попечительского совета обсерватории Роджер Лоуэлл-Путнэм, племянник Персиваля Лоуэлла, в той же статье NYT заявляет, что первооткрывателем девятой планеты можно смело считать Весто Слайфера, директора обсерватории и руководителя проекта поисков лоуэлловской «планеты X». Слайфер, на тот момент уже известный астроном, кстати, и взял на работу Томбо — как писали впоследствии газеты, не в последнюю очередь из-за финансовых трудностей обсерватории: ведь парню с одним классом старшей школы можно было мало платить.

Историк науки из Хэверфордского колледжа в Пенсильвании Дэрин Хэйтон пишет, что первое время роль Персиваля Лоуэлла и в чуть меньшей степени научных сотрудников обсерватории в открытии Плутона в научных публикациях усиленно завышалась, а роль «ассистента-фотографа» Томбо — напротив, преуменьшалась. Причем и сам Томбо, судя по всему, тогда был склонен считать себя лишь исполнителем, не заслуживающим признания в качестве первооткрывателя планеты. «Мне просто повезло, вот и все», — говорил он Associated Press. Я, понимаете, не Настоящий Астроном.

Хэйтон говорит, что такая расстановка приоритетов оказалась довольно живучей. Но чем больше становилось известно о Плутоне, тем понятнее было, что он никак не мог быть той планетой, которую предсказывал Лоуэлл.

Окончательно этот вопрос решился только с открытием Харона, самого большого спутника планеты, в 1978 году: с его помощью астрономы оценили массу Плутона, и стало понятно, что если Лоуэлл что-то и предсказал, то не его.

Оказалось, это просто такое удачное совпадение, помноженное на талант и прилежный труд 24-летнего Томбо.

Газетчики, правда, сразу полюбили селф-мейд-астронома из Канзаса: Клайд Томбо как никто другой подходил на роль первого американца, открывшего планету. Где-то через полгода после открытия Плутона парень поехал в отпуск на ранчо родителей — космос космосом, а урожай сам себя не уберет.

Транснептуновые герои — эксцентричный Лоуэлл, Томбо, который по книжке сам делает свой первый телескоп за 36 долларов, 11-летняя Венеция Берни, предложившая назвать Плутон Плутоном (а ее двоюродный дедушка назвал спутники Марса Фобосом и Деймосом), — так и просятся на постер голливудского фильма. Это новые герои и новый век астрономии в одном предложении.

Теперь, чтобы открыть планету, не обязательно быть астрономом в белом парике, называющим ее в честь короля (Уильям Гершель и Уран). Или французским математиком и немецким астрономом, обменивающимися строгими письмами и выступающими в национальных академиях наук (Урбен Леверье, Иоганн Галле, Нептун).

Можно быть сыном небогатых фермеров из местечка Бердетт, штат Канзас.

(Гершелю, Леверье и Галле — да и Томбо тоже — в этом месте передает привет пятнадцатилетний мальчик Том Уэгг, открывший экзопланету на практике в британском университете.)

Клайд Томбо© NMMSH Archives

Местечко в Канзасе, кстати, существует и сегодня: это поселение из «примерно 300 человек, включая кошек и собак, — люди тут дружелюбны и рады видеть вас!» — говорится на сайте этой, в общем-то, деревни. В разделе «История» Клайд Томбо упомянут как бы между прочим — в буквальном смысле между записями «1929 г.

, первый смотритель кладбища Браунс-Гроув по имени Гай Ньюпорт проработал всего две недели» и «1931 г., на кладбище Браунс-Гроув посадили вечнозеленые деревья».

Про Томбо написано, что он учился в местной школе, астрономией занимался среди смородиновых кустов на семейной ферме, потом поехал в обсерваторию Лоуэлла в Аризоне и там в 1930 году открыл Плутон.

Следующее предложение выглядит так: «Однако в 2006 году организация профессиональных астрономов решила, что маленький Плутон — не планета первого класса. Теперь он считается планетой второго класса, то есть карликовой планетой». Читаешь и думаешь: вряд ли дружелюбные 300 человек, кошек и собак Бердетта, штат Канзас, рады видеть Международный астрономический союз.

Плутон — это еще и как бы наглядный пересказ исследований Солнечной системы в одном небесном теле.

Открыт с Земли как пылинка на фотографии, кое-как снят революционным «Хабблом» («самый четкий снимок Плутона в истории» по состоянию на 1990 год выглядел вот так) и, наконец, сфотографирован вблизи космическим зондом в результате операции, от масштабов и адреналина которой курит в сторонке любая «Миссия невыполнима», даже та, где Том Круз на самом деле висит на двери летящего самолета. Очевидно, следующий акт — это посадочный модуль: научный руководитель New Horizons Алан Стерн полушутя признался, что уже его тайно разрабатывает.

Я ни на секунду не удивлена тем, что сигнал о штатной работе зонда достиг Земли всего за 8 минут и 20 секунд до точной пятидесятой годовщины первого в истории астрономии успешного пролета мимо планеты: Mariner 4 в 1965 году передал первые фотографии Марса с орбиты. (Говорю же, это идеальная история.) Круг замкнулся, «семейный портрет» канонической Солнечной системы завершен, впереди только новые горизонты.

Анимация «Плутон во времени»
©NASA

Читайте также:  Полнолуние и лунное затмение 28 сентября 2015 года - все о космосе

Как и во всякой истории, здесь есть мораль. Удобно, что за меня ее, по сути, сформулировала Элис Боумэн, героическая женщина — руководитель полета New Horizons.

На пресс-конференции ее, совершенно измочаленную после суток нервного ожидания, спросили: что вы сейчас чувствуете? «Невозможно описать словами, каково это — исполнить свою детскую мечту об исследовании космоса. Говорите своим детям, чтобы они занимались тем, что любят.

Делайте то, что хотите делать. Бросьте себе этот вызов», — сказала Боумэн. Клайд Томбо и родители Клайда Томбо, безмерно гордившиеся сыном, одобряют.

Как и во всякой истории, здесь есть второе дно. На той же пресс-конференции выступал глава NASA Чарли Болден, который торжественно сообщил, что США теперь стали единственной нацией на планете, посетившей «все планеты Солнечной системы».

Пока весь Твиттер спорил, значит ли это, что глава NASA тоже недоволен разжалованием Плутона, Эмили Лакдавалла, сотрудница Planetary Society (крупной общественной организации, лоббирующей космические исследования) и известный блогер, раздраженно написала, что принципиально отказывается аплодировать этому утверждению.

По мнению Эмили, такие высказывания представляют ситуацию так, как будто мы все в Солнечной системе уже изучили, хотя это совсем не верно.

«» Плутона, карликовые планеты Эрида, Седна, Хаумеа и Макемаке, спутники Юпитера и Сатурна, Уран, в конце концов (его мы последний раз видели вблизи в 1986 году — и тоже мимоходом), кометы, астероиды — все это еще ждет своего часа.

Да, мы неплохо продвинулись, но не время кричать «Бинго!», закрыв девять квадратов в ряду. Время переходить к задачам со звездочкой.

Как и во всякой истории, здесь есть и третье дно. Плутон оказался крайне фотогеничным: ну разумеется, у него есть сердечко! (Идеальная история же.

) И, конечно, социальные сети не могли не наполниться милыми картинками с подписями вроде «Дорогая Земля, спасибо, что навестила.

С любовью, Плутон» и комиксами про разбитое сердце одинокого небесного тела, мимо которого так стремительно пролетел зонд. И даже не притормозил.

Одиночество и тяжелая доля Плутона — тема не новая: когда в конце 1980-х годов ученые уже спорили о том, планета он или нет, пресс-секретарь Военно-морской обсерватории США Гэйл Клир в рассылке обсерватории писала: «Бедняжечка! Вы слышали, что его хотят лишить статуса планеты и сделать каким-то там астероидом? Я лично такие нападки не поддерживаю».

И вот тут я не соглашусь. Мало того что у Плутона пять открытых спутников и кто знает, сколько еще не открытых; потеряв статус планеты, он официально возглавил целую армию небесных тел, пояс Койпера — кольцо из карликовых планет, астероидов и комет шириной примерно в 3 млрд километров.

У Плутона, как у бастарда из Дорна в сериале «Игра престолов», десять тысяч братьев и сестер.

Или, как однажды сказал астроном Хэл Левисон, работающий с New Horizons в Юго-Западном исследовательском институте в Техасе, «Плутон — это патриарх самой густонаселенной области в Солнечной системе, ему, я думаю, как-то все равно, называется ли он планетой».

История о Плутоне сильна и тем, что от его открытия до «сердца» в инстаграмe NASA прошло меньше ста лет: Клайд Томбо каких-то три года не дожил до начала работы над миссией к Плутону, которая все-таки полетела (до этого не складывалось). Его дети присутствовали на торжественном мероприятии в лаборатории APL, откуда управляют зондом; его прах, как известно, есть на борту New Horizons.

Пресс-конференции закончились, хэштег #PlutoFlyby покинул глобальные тренды, аплодисменты стихли. Но история продолжается: именно пояс Койпера — это те самые новые горизонты американского зонда. И Плутон — это не главный герой, а, скорее, конферансье, который провожает нас в новый акт спектакля.

Понравился материал?помоги сайту!

Источник: http://www.colta.ru/articles/science/7970?page=79

Читать

© Первушин А. И., 2015

© ООО «ТД Алгоритм», 2015

Тема планеты Марс вновь набирает популярность. Не в первый и, думается, не в последний раз.

Новый рост интереса, связан, очевидно, с тремя обстоятельствами. Во-первых, с удивительными открытиями, которые прямо сейчас делает на красной планете американский марсоход «Кьюриосити».

Во-вторых, с так называемыми «частными» проектами освоения Марса, которые в настоящее время активно рекламируются.

В-третьих, к выходу на экраны готовится фильм известного режиссера Ридли Скотта «Марсианин» («The Martian»), снятый по одноименному роману Энди Вейера, впервые опубликованному в 2012 году.

История появления романа интересная сама по себе. По профессии Вейер – программист, разработчик компьютерных игр, до того в литературных экспериментах не замеченный. Нельзя назвать его и специалистом по космическим технологиям.

Зато он – настоящий фанат современной научной фантастики, с детства высоко чтивший таких великих писателей, как Роберт Хайнлайн, Артур Кларк и Айзек Азимов.

Да, как любой другой любитель фантастики, Вейер неоднократно пытался написать нечто свое и до «Марсианина» закончил целых два романа, но каждый раз в порыве самокритики уничтожал тексты.

При этом Вейер имеет странное хобби – он изучает динамику космических полетов и в свободное время детально рассчитывает различные варианты преодоления межпланетного пространства гипотетическими кораблями. И вот однажды, по заявлению самого Энди Вейера, ему пришла в голову мысль объединить свои познания с фантастикой, написав роман о человеке, случайно брошенном на Марсе и пытающемся выжить.

Начав работу над текстом, Вейер выкладывал его главу за главой на своем веб-сайте. Друзья и случайные пользователи читали его, комментировали и давали советы, обеспечивая своего рода «обратную связь». Когда роман был закончен, поклонники попросили автора выложить единый файл в электронном магазине Amazon Kindle, чтобы с текстом можно было ознакомиться на «читалках».

Энди Вейер внял просьбам и выставил текст на продажу, назначив минимальную цену в 99 центов. И роман очень быстро стал бестселлером, пробудив интерес литературных агентов, издателей и кинематографистов. Роман увидел свет на бумаге 2 марта 2014 года и через три недели после начала продаж попал в рейтинг наиболее продаваемых книг газеты «The New York Times».

Критики, прочитавшие «Марсианина», не скупились на похвалы.

Феноменальный успех дебюта Энди Вейера заставляет задуматься о его причинах. Ведь нельзя сказать, что он продемонстрировал какое-то высочайшее литературное качество – наоборот, роман бедноват в смысле языка и стиля, если не считать, конечно, стилистическими красотами специфический жаргон.

Персонаж Марк Уотни, застрявший на Марсе и дожидающийся спасателей, тоже не блещет какой-то оригинальностью и глубиной рефлексии.

Сам сюжет далек от новизны – инопланетная «робинзонада» неоднократно описывалась в фантастике: достаточно вспомнить такие известные киноленты, как «Робинзон Крузо на Марсе» («Robinson Crusoe on Mars», 1964) и «Миссия на Марс» («Mission to Mars», 2000).

И все же роман завораживает – его хочется перечитать сразу после того, как перелистываешь последнюю страницу. Надеюсь, так же будет завораживать и фильм Ридли Скотта. В чем же дело? В чем секрет?

Думается, главное достоинство романа Энди Вейера – достоверность. Да, хорошая фантастика, по меткому высказыванию Аркадия и Бориса Стругацких, всегда держится на трех «китах»: чуде, тайне, достоверности. Мы знаем, что «Марсианин» – вымысел, но верим автору так, как будто он рассказывает реальную историю.

Но в данном случае, что очень важно, достоверной ее делает не столько авторское мастерство (все же дебют!), а огромная субкультура Марса, являющаяся неотъемлемой частью всей мировой культуры.

В этой субкультуре соединились наука, религия, технология и литература, однако самое главное – более столетия с красной звездочкой на небосклоне связывают будущее человечества, и один из вариантов этого будущего стал близок как никогда.

Земляне и вправду могут полететь на Марс. Не завтра и не послезавтра, разумеется, но в обозримом будущем. И Вейер взялся показать, как можно жить на красной планете и как можно там выживать, если вдруг случится нечто непредвиденное. Весь его роман – гимн науке, которая делает чудеса реальными.

И чтобы понять его замысел и секрет его успеха, нужно обратиться к истории покорения Марса. Она была непоследовательной и зачастую парадоксальной, однако нельзя сказать, что она была скучной.

А еще – эта история не завершена, и вполне может оказаться, что именно вы скоро станете ее участником или персонажем.

Благодаря своему красному цвету планета Марс привлекает к себе внимание тех, кто смотрит на небо. Красное самым непосредственным образом ассоциируется с кровью. А где кровь, там – охота или война.

Любой землянин подтвердит: когда на небосклоне Марс, возникает безотчетное ощущение тревоги, словно появление красной планеты должно немедленно вызвать какой-нибудь катаклизм, сопряженный с человеческими жертвами.

Нет оснований утверждать, что как-то по-другому к Марсу относились и наши далекие предки. Скорее всего, их тоже пугал этот свет.

И наверняка их страх был сильнее нашего – примитивный разум, склонный во всем видеть проявление высших надмирных сил, рисовал чудовищные картины.

И вот что удивительно: самая примечательная звезда на земном небосклоне оказалась и самой интересной планетой.

Почти забытый сегодня ученый и философ XIX века Фридрих Энгельс в работе «Диалектика природы» высказал предположение, что астрономия – одна из первых наук, созданных человечеством. И она появилась еще до того, как был придуман термин «наука». Энгельс писал: «Сперва астрономия, которая уже из-за времен года абсолютно необходима для пастушеских и земледельческих народов».

Хотя вполне вероятно, что первые наблюдения за небом сделали еще первобытные охотники каменного века. Во всяком случае, существует гипотеза, согласно которой узоры из насечек, ямок или спиралей, встречающиеся на костяных или глиняных предметах обихода каменного века, являются символическими календарями, отражающими циклические изменения в движении Солнца, Луны, планет и звезд.

На что же в первую очередь обращали внимание первобытные люди? Разумеется, важнее всего для них были Солнце и Луна. Движение Солнца над горизонтом определяло смену сезонов, а фазы Луны – более мелкие отрезки времени, определяющие репродуктивный цикл у женщин.

Далее в поле зрения первобытных охотников попадали планеты и яркие звезды.

Разница между ними не очевидна для обыкновенного человека, и все же наши предки сумели сориентироваться – они заметили, что большинство звезд в течение ночи описывают траекторию в виде дуги над горизонтом и лишь пять «блуждающих звезд» (то есть планет) имеют собственные законы движения и при этом не мерцают, а светят ярким ровным светом.

Из планет наибольшее количество мифов связано с Венерой.

Ее связи с восходящим (рождающимся) и заходящим (умирающим) Солнцем, а также с ущербной и молодой Луной будили фантазию древних астрономов и заставляли их видеть в Венере то важного сановника, следующего за Солнцем, то прекрасную и изменчивую женщину, то девственную воительницу (Утренняя звезда), то воплощение чувственной любви и плодородия (Вечерняя звезда).

Читайте также:  Фотографии планеты, укутанной облаками — венеры - все о космосе

Меркурий благодаря близости к Солнцу и быстрому движению в мифах многих народов мира стал крылатым посланником богов. Юпитер за свою яркость и высокое положение на небе получил роль царя богов в полной силе и славе. Сатурн же, напротив, являлся в образе старого и умирающего бога.

Источник: https://www.litmir.me/br/?b=268024&p=10

Книга Марсианин: как выжить на Красной планете. Содержание – «Каналы» и «оазисы» Персиваля Лоуэлла

Несмотря на скептическое отношение астрономов к идее каналов, постепенно то один наблюдатель, то другой выступал с подтверждением наблюдений Джованни Скиапарелли.

Сегодня уже понятно, что статьи и карты авторитетного итальянца оказали определенное воздействие на молодых ученых, которые стали замечать тонкие линии там, где ранее видели только группы размытых пятен.

Их рисунки начали появляться на страницах научных и популярных журналов, внося вклад в теорию каналов.

Миланский астроном находил все больше сторонников в самых разных кругах. Вот что, например, писал Отто фон Струве: «К сожалению, я должен признать, что никогда не видел каналов.

Но зная выдающиеся способности Скиапарелли как наблюдателя, я не могу сомневаться, что они там есть». Некоторые молодые астрономы прямо брали карту Скиапарелли и начинали искать на Марсе обозначенные им каналы.

И, разумеется, раньше или позже находили их.

Одним из верных сторонников теории каналов был французский наблюдатель Анри-Жозеф Перротэн, работавший на рефракторе обсерватории в Ницце. Впервые он увидел тонкие линии на Марсе 15 апреля 1886 года. И с тех пор загорелся мечтой найти и описать новые каналы.

В 1888 году, получив мощный телескоп с диаметром объектива 76 см, Перротэн заявил, что обширная область Ливия (Libya), размером с Францию, полностью покрылась водами Моря Песочных Часов (Большого Сирта). По этому поводу он восторженно писал: «Планета Марс – не пустыня мертвых камней.

Она живет; развитие жизни показано целой системой очень сложных преобразований, которые порой столь масштабны, что могут быть видимыми жителям Земли».

В связи с шумихой, поднятой вокруг каналов, все с нетерпением ждали Великого противостояния августа 1892 года. Ждал его и французский астроном-популяризатор Камилл Фламмарион. В то время он заканчивал первый том своего нового фундаментального труда «Планета Марс и условия ее обитаемости» («La planète Mars et ses conditions d’habitabilité», 1892).

Из названия видно, что Фламмарион увлекался вопросом существования инопланетян. И это действительно так – за свою жизнь француз издал с десяток довольно неплохих книг, в которых всесторонне обсуждалась эта тема. Подробнейшим образом изучил Фламмарион и труды предшественников.

И, по-видимому, одна из старых идей, высказанная Пьером Гассенди, оказала на него значительное влияние. Напомню, что речь идет о прямой зависимости облика инопланетян от физических условий мира, в котором им приходится жить. Основываясь на этом тезисе, Фламмарион попытался реконструировать облик загадочных строителей каналов.

Вот, например, что он пишет в обобщающей работе «Популярная астрономия» («Astronomie populaire», 1879–1890):

«Восходя мысленно ко временам возникновения всей зоологической лестницы существ, мы можем предугадывать, что столь слабое напряжение тяжести должно было оказать там совершенно иное влияние на последовательное развитие живых существ.

На Земле большая часть видов животного царства остались пригвожденными к поверхности почвы благодаря могучему действию притяжения, и лишь сравнительно малая часть воспользовалась преимуществами летания, получив крылья; между тем на Марсе вследствие совершенно особенных условий жизни мы с большой вероятностью можем предположить, что развитие и совершенствование зоологических существ совершалось по преимуществу в ряде крылатых созданий. Отсюда естественно заключить, что высшие из животных видов могут быть снабжены там крыльями. В нашем подлунном мире царями воздуха остаются кондоры и орлы, а там этим завидным преимуществом воздушного передвижения могут пользоваться многие виды высших позвоночных и даже самый человеческий род, как последний член в ряду животных существ».

Разумеется, Камилл Фламмарион не забыл суждение Иммануила Канта о том, что Марс древнее Земли, но никак не мог согласиться с утверждением философа, что марсиане находятся на одной ступени интеллектуального развития с нами или даже ниже ее:

«Мы не имеем еще никакого основания, чтобы судить об интеллектуальном состоянии существ, населяющих планеты.

С другой стороны, человеческие существа совершенствуются с течением времени, а так как Марс образовался раньше Земли и охладился скорее, чем она, то он должен опередить ее во всех отношениях.

Без сомнения, он достиг уже своего апогея, между тем как мы остаемся еще детьми, самым глубокомысленным образом играющими в политический образ, в солдатики, в церковки, в ружья и пушки…»

В этом фрагменте зафиксирована важная мысль.

Как и любой другой образованный европеец своего времени, Фламмарион верил, что дальнейшее развитие цивилизации неизбежно приведет к Золотому Веку, к осуществленной Утопии.

Научно-технический прогресс решит основные проблемы человечества, и тому не останется ничего другого, как слиться в «братской семье народов». А на Марсе, стало быть, это уже произошло.

Что касается самого Марса, то в тот период времени Фламмарион принимал представление о нем как «водном» мире, то есть считал темные области морями, а красные – континентами. При этом он вступал в полемику с теми, кто называл континенты пустынями, и доказывал:

«Вид материков Марса прямо внушает нам простую мысль – расширить несколько наш кругозор в ботаническом отношении и допустить, что растительность не должна быть непременно зеленого цвета во всех мирах, что хлорофилл может проявляться различным образом и что разнообразная и пестрая окраска цветов и листьев у разных видов растений, наблюдаемая нами на Земле, может проявляться во сто крат больше в зависимости от тысячи новых условий. Мы не различаем отсюда форм марсовских растений, но можем заключить, что вся тамошняя растительность в общей совокупности, от гигантских деревьев до микроскопических мхов, отличается преобладанием желтого и оранжевого цветов – потому ли, что там много красных цветов или плодов, или потому, что сами растения, то есть их листья – не зеленого, а желтого цвета. Красное дерево с плодами зеленого цвета по нашим земным понятиям кажется нам нелепостью; но на самом деле достаточно, чтоб химическое соединение частиц или даже простое размещение их произошло иначе, чем на Земле, чтобы один цвет переменился на другой».

Фламмарион имел собственное суждение и о каналах. Ему самому удалось различить только три из них: Нил Сирта, Ганг и Инд (Nilosyrtis, Ganges, Indus), однако он однозначно высказывался в поддержку того, что это – водные потоки, искусственно выровненные с целью создания мощной транспортной сети.

В 1892 году существование каналов подтвердил известный американский астроном Уильям Пикеринг. Работая с рефрактором научной станции обсерватории Гарварда в Перуанских Андах, он регулярно сообщал о своих наблюдениях, и они оказались сенсационными.

2 сентября он заявил, что открыл две горные цепи вблизи Южной полярной шапки Марса, 6 октября – что обнаружил свыше сорока небольших озер. Позднее Пикеринг опубликовал результаты наблюдений в авторитетных научных журналах «Астрономия» («Astronomy») и «Астрофизика» («Astrophysics»).

Писал он и о каналах: «Множество так называемых каналов действительно существует на планете, как описал профессор Скиапарелли. Некоторые из них имеют ширину всего лишь в несколько миль».

Обнаружив каналы не только на поверхности «континентов», но и «морей», Пикеринг пришел к заключению, что считать темные пятна на Марсе областями, заполненными водой, было ошибкой. Скорее всего, именно там находятся нормальные зеленые леса, а в красноватых областях преобладают пустыни.

«Каналы» и «оазисы» Персиваля Лоуэлла

Противостояние 1894 года ознаменовалось тем, что в ареографию пришел американский астроном-любитель Персиваль Лоуэлл.

Он имел аристократические корни, получил прекрасное образование и благодаря выдающимся способностям в логике, математике и литературе мог сделать прекрасную карьеру на политическом поприще.

Больше того, по мнению современников, Лоуэлл обладал своеобразным «магнетизмом», мог легко увлечь собеседника, зажечь его своими идеями.

Как знать, если бы он не бросил все ради мифических каналов, то мог бы когда-нибудь претендовать на пост президента США.

Источник: https://www.booklot.ru/genre/nauchnoobrazovatelnaya/prochaya-nauchnaya-literatura/book/marsianin-kak-vyijit-na-krasnoy-planete/content/4077770-kanalyi-i-oazisyi-persivalya-louella/

Лоуэлл Персиваль (Percival Lowell)

Персиваль Лоуэлл в 1904 годуРод деятельности:

Дата рождения:

Место рождения:

Гражданство:

Дата смерти:

Место смерти:

Отец:

Мать:

Супруга:

Награды и премии:

Персиваль Лоуэлл
англ. Percival Lowell

Дипломат, астроном, математик

13 марта 1855(1855-03-13)

Бостон, Массачусетс

США США

12 ноября 1916(1916-11-12) (61 год)

Флагстафф, Аризона

Огастас Лоуэлл (1830-1900)

Кэтрин Бигелоу Лоуренс-Лоуэлл

Констанс Сэвидж Кейт (1863-1954)

Премия Жюля Жансена, Медаль Жансена Французского астрономического общества (1904), Золотая медаль Астрономического общества Мексики (1908)

Персиваль Лоуэлл

Персиваль Лоуэлл, также Ловелл (англ.

 Percival Lowell; 13 марта 1855(18550313), Бостон, Массачусетс – 12 ноября 1916, Флагстафф, Аризона) – американский бизнесмен, востоковед, дипломат, астроном и математик, исследователь планеты Марс, открыл астероид (793) Аризона в 1907 году.

Почётный член Американской академии искусств и наук (англ. American Academy of Arts and Sciences), Британского общества востоковедов, Французского астрономического общества, Астрономических обществ США, Бельгии, Германии и Мексики.

Удостоен медали Жансена Французского астрономического общества (1904), а также Золотой медали Астрономического общества Мексики (1908) – обе за исследования Марса. Почётный профессор астрономии Массачусетского технологического института. В честь Лоуэлла названы кратеры на Луне и на Марсе.

Персиваль Лоуэлл – основатель и первый директор крупнейшей частной обсерватории в США. Многие годы потратил на поиски девятой планеты Солнечной системы.

После обнаружения карликовой планеты Плутон Клайдом Томбо через 14 лет после смерти Лоуэлла, название планеты было выбрано так, чтобы, не выбиваясь из мифологического ряда, оно включало в себя также инициалы Лоуэлла ().

В то же время Лоуэлл разрабатывал псевдонаучную теорию о существовании на Марсе высокоразвитой цивилизации, отвергнутую уже его современниками.

Содержание

  • Биография
    • Происхождение
    • Становление
    • Дипломат и востоковед
    • Астроном
    • Личность
  • Астрономические исследования и теории Лоуэлла
    • Теория Лоуэлла
    • Критика
    • Прочее
  • Интересные факты
  • Библиография
  • Примечания
  • Литература

Происхождение

Представитель одного из старейших семейств Бостона, обосновавшегося в США с 1639 года, входящих в сонм так называемых «Бостонских браминов». Клан Лоуэллов дал Америке десятки выдающихся личностей (см.: en:Lowell family).

Отец – известный бизнесмен и филантроп, вице-президент Американской Академии наук и искусств Огастас Лоуэлл (1830-1900), мать – Кэтрин Бигелоу Лоуренс. В семье было семь детей, Персиваль был первенцем.

Младший брат Персиваля, Эббот Лоуренс Лоуэлл (1856-1943) стал президентом Гарвардского университета, а младшая сестра Эми Лоуренс Лоуэлл (1874-1925) стала поэтессой-имажисткой и была удостоена Пулитцеровской премии (1926, посмертно).

Становление

Окончил престижную школу «Noble and Greenough School» (1872), где удостоился награды Bowdoin Prize, и Гарвардский университет (1876), где занимался не только математикой и физикой, но и гуманитарными науками. Астрономией увлекался с раннего детства.

Получил предложение остаться в Гарварде для приготовления к профессорскому званию, но отказался от него. Получив от отца 100 тыс. долларов, в 1877-1878 годы совершил длительную поездку в Европу и на Ближний Восток (в Сирию).

В дальнейшем работал управляющим текстильными фабриками деда – известного филантропа Джона Эймори Лоуэлла (1798-1881). Отказался от вступления в брак.

Дипломат и востоковед

Унаследовав семейный бизнес (текстильные фабрики и электрическую компанию), в 1880-е годы заинтересовался Дальним Востоком, занимался востоковедением и в частности японским языком. В 1883 году был назначен прикреплённым секретарём и советником корейского посольства в США.

В 1883-1893 годах совершил три длительных поездки в Японию, где занимался научными исследованиями и дипломатией. Опубликовал ряд монографий, посвящённых особенностям японского национального характера, языка и религии. Главные его востоковедческие труды: «Noto» (1891) и «Occult Japan» (1894).

Большой популярностью пользовалась его книга «The Soul of the Far East» (1888), в которой он доказывал, что прогресс в значительной степени является плодом индивидуальных усилий и фантазии. Стиль его востоковедческих трудов примечателен: он пытался рассматривать особенности японского уклада жизни через алгебраические построения.

Читайте также:  Звезда wise 0855–0714 - все о космосе

Считал западный национальный характер олицетворением мужского начала, а японский – женского.

Астроном

Мавзолей Лоуэлла. Флагстафф. Фото 1994 года

В 1894 году, достигнув большого политического влияния и располагая значительными средствами, Лоуэлл решил полностью изменить свою жизнь.

Он посвятил себя астрономии, и следующие 23 года его жизни были тесно связаны с Флагстаффом, где он привлек к работе в своей обсерватории лучших специалистов своего времени, в том числе Уильяма Пикеринга и Весто Слайфера. Три его книги, посвящённые Марсу, стали бестселлерами своего времени.

Из-за тяжёлого приступа депрессии, в 1897-1901 годах забросил астрономические исследования, живя в это время на Бермудских островах и во Франции. В дальнейшем, постоянно проживал в Бостоне, бывая во Флагстаффе наездами.

В 1907 году удостоен почётной степени доктора права Колледжем Амхерста, в 1909 году удостоен такой же степени Университетом Кларка.

В 1908 году Персиваль Лоуэлл женился на Констанс Сэвидж Кейт (1863-1954), которая была художником-оформителем его резиденции в Бостоне.

С 1912 года посвятил деятельность своей обсерватории поискам занептуновой планеты Солнечной системы.

Критику своих теорий научным сообществом Лоуэлл переносил очень тяжело. Будучи последовательным пацифистом, он не перенёс известий о начале Первой мировой войны и вступления в неё США.

Скончался от инсульта в возрасте 61 года. Был похоронен в мавзолее на территории обсерватории. После его кончины вдова пыталась отсудить у обсерватории Лоуэлла более 1 млн долл.

Тяжба длилась более десятилетия и нанесла существенный урон деятельности обсерватории.

Личность

Лоуэлл был многосторонне образованным человеком: свободно владел латинским и древнегреческим языками, староанглийским языком, был известен как знаток литературы и тонкий ценитель вин. Увлекался игрой в поло, и был одним из основателей престижного Dedham Polo Club. В то же время, многие источники указывают, что он был склонен к авторитаризму, что проявилось и на научном поприще.

Лоуэлл заинтересовался Марсом после прочтения работ Камиля Фламмариона и Джованни Скиапарелли, делавших попытки объяснить происхождение марсианских каналов.

Книга Фламмариона была ему подарена на Рождество 1893 года родной тёткой.

Немалую роль в решении заняться астрономией сыграло и давнее знакомство с Уильямом Генри Пикерингом, который жил по соседству с Лоуэллами, а также близящееся противостояние Марса и Земли в октябре 1894 года.

Лоуэлл выбрал для основания обсерватории гористую местность в Аризонской пустыне на высоте около 7 тыс. футов (2175 м), с хорошим астроклиматом и близкую к железной дороге. Исследования Марса продолжались 15 лет, при этом результаты наблюдений фиксировались в рисунках (более 15 тыс.

их было сделано только самим Лоуэллом), поскольку астрономическая фотография была в то время в зачаточном состоянии.

Результаты наблюдений были опубликованы в трёх чрезвычайно популярных в то время трудах: «Mars» (1895), «Mars and Its Canals» (1906), «Mars As the Abode of Life» (1908, русский перевод «Марс и жизнь на нём». Одесса, 1912). Последняя книга, несмотря на название, излагала собственную астрономическую теорию Лоуэлла.

Его работы стали основой паранаучной теории о существовании на Марсе высокоорганизованной жизни и древней цивилизации. Примечательно, что о существовании высокоразвитой жизни на Марсе Лоуэлл объявил ещё до начала регулярных наблюдений в 1894 году.

Теория Лоуэлла

Содержание работ Лоуэлла таково. Планеты Солнечной системы эволюционируют в одном направлении. Стадии эволюции, по Лоуэллу, таковы:

  1. Солнечная стадия (англ. The Sun Stage): планета раскалена настолько, что обладает собственным световым излучением.
  2. Расплавленная стадия (англ. The Molten Stage): планета ещё горяча, но уже не обладает самосвечением.
  3. Стадия отвердения (англ. The Solidifying Stage): формируется твёрдая поверхность планетной коры. Формируются океанические бассейны. Геологически – это эра метаморфических горных пород.
  4. Стадия земли и воды (англ. The Terraqueous Stage): формируются осадочные породы.
  5. Стадия суши (англ. The Terrestrial Stage): начинается иссыхание океанов.
  6. Стадия смерти (англ. The Dead Stage): улетучивается атмосфера.

Каждая планета должна проходить через эти стадии. Нептун, Уран, Сатурн и Юпитер находятся на стадии 2, Земля – на стадии 4, Марс – на стадии 5, и на стадии 6 – Луна и крупные спутники планет.

Марсианские каналы, зарисовка Лоуэлла

Марс, будучи меньше Земли по размерам, остыл раньше, и эволюция жизни на нём шла более быстрыми темпами.

Из-за высыхания планеты, на которой нет больших водоёмов, местная цивилизация вынуждена была построить глобальную сеть каналов (Лоуэлл насчитывал их более 600), переносящих воды тающих полярных ледников в экваториальные зоны.

Это возможно только при наличии всепланетного государства и гораздо более развитой, чем земная, технологии. Лоуэлл осознавал, что видимые с Земли «каналы» должны иметь ширину не менее 100 км, но заявлял, что наблюдаются пояса растительности, расположенные близ источника воды.

Критика

Теории Лоуэлла были популярны у читающей публики, но профессиональные учёные встретили их скептически. Хотя было составлено множество карт марсианских каналов, они не совпадали друг с другом. Ряд исследователей объясняли появление каналов на Марсе оптической иллюзией.

Так, в 1903 году Эдвардом Маундером был поставлен эксперимент, в ходе которого испытуемым показывали изображения с беспорядочным набором пятен, вместо которых многие из них видели «каналы». Многие известные астрономы не видели прямолинейных каналов.

Среди них, например, Эдвард Барнард и Эжен Антониади, который производил наблюдения Марса во время великого противостояния в 1909 году в достаточно мощный телескоп Медонской обсерватории.

Эжен Антониади, подводя итоги наблюдениям 1909 года, писал: «Гипотеза о мнимом существовании геометрической сети получила окончательное опровержение… ибо самые сильные инструменты нашего времени не обнаружили и следа этой сети, между тем как детали, гораздо более тонкие, чем прямолинейные каналы, были постоянно видны».

В 1907 году Альфред Рассел Уоллес опубликовал брошюру «Is Mars Habitable?», в которой показал, что температура на поверхности Марса намного ниже, чем считалось Лоуэллом, а атмосферное давление слишком мало для существования воды в жидком виде. К тому же спектральный анализ атмосферы не показал наличия в ней водяного пара. Отсюда он сделал вывод, что существование на Марсе высокоорганизованной жизни невозможно, не говоря уже о развитой цивилизации и искусственных сооружениях. Таким образом, Лоуэлл оказался в полной научной изоляции.

Точку в проблеме каналов поставил полёт зонда Маринер-4 в 1965 году, передавшего на Землю фотографии Марса, на которых можно было увидеть только безжизненную поверхность с метеоритными кратерами. До этого многие учёные (например, Г. А. Тихов) считали наличие на Марсе низших растений вполне возможным.

Окончательную точку в проблеме каналов поставил искусственный спутник Марса Маринер-9 который в 1971-1972 годах провел съемку 85 % поверхности планеты с разрешением от 1 до 2 км (2 % поверхности сфотографированы с разрешением от 100 до 300 метров). Американские астрономы К. Саган и П.

Фокс в 1975 году сравнили каналы Ловелла с реальными структурами рельефа и границами материков и морей. Только меньшая доля классических каналов связана с разломами, горными хребтами, цепочками кратеров и другими образованиями. В их числе оказались все каналы которые выходили на фотографиях.

Большинство классических каналов оказалось оптической иллюзией.

Прочее

Помимо исследований Марса, Лоуэлл известен наблюдениями Венеры и спутников Юпитера. Он обнаружил «каналы» и на этих объектах, несмотря на то, что поверхность Венеры скрыта густой облачностью, а поверхность спутников Юпитера не может наблюдаться с Земли.

В 2003 году была выдвинута гипотеза, что Лоуэлл страдал дефектом зрения и наблюдал узоры собственной сетчатки. Кроме того, Лоуэлл полагал, что период обращения Венеры вокруг оси и период обращения вокруг Солнца совпадают.

Это мнение разделяли многие астрономы его времени.

Последние десять лет жизни, Лоуэлл посвятил поискам девятой планеты Солнечной системы, которую называл «планета Х». Его усилия не увенчались успехом.

Плутон, однако, был обнаружен именно в обсерватории Лоуэлла, причём в месте, близком к расчётам Лоуэлла (в настоящее время это признаётся случайностью).

Несмотря на псевдонаучные теории о существовании цивилизации Марса, Лоуэлл вписал своё имя в историю астрономии.

Здание 24-дюймового телескопа Лоуэлла во Флагстаффе. Современное состояние

  • Труд Лоуэлла «Марс и его каналы» (1906) посвящался «Джованни Скиапарелли, Колумбу нового планетарного мира».
  • Лоуэлл располагал 24-дюймовым (61 см) телескопом-рефрактором, изготовленным фирмой Элвина Кларка. Видимый размер Марса даже во время великого противостояния не превышает 25″(1/70 размера лунного диска). При фотографировании диаметр марсианского диска на фотопластинке не превышал 6 мм, и накладывался на зёрна фотоэмульсии.
  • После публикации теорий Лоуэлла никто в тогдашнем мире не сомневался в наличии жизни на Марсе. В 1900 году К. Гузман учредила премию в 100 тыс. франков за налаживание двусторонней связи с внеземной цивилизацией. Известия с Марса (если бы они были получены) при этом игнорировались…
  • Исследования Лоуэлла оказали большое влияние на Герберта Уэллса и его книгу «Война миров».
  • Картами Марса, составленными Лоуэллом, пользовался и Эдгар Райс Берроуз, создавая свою картину марсианской цивилизации.
  • На гипотезе о том, что Лоуэлл принял тени сосудов в собственном глазу за каналы Марса и Венеры, построен рассказ Анатолия Кудрявицкого «Красные каналы Марса, рыжие сети Венеры».
  • A Korean Coup d’Etât (1884)
  • Chosön (1886)
  • The Land of the Morning Calm (1885)
  • The Soul of the Far East (1888)
  • Noto (1891)
  • Occult Japan (1894)
  • Mars (1895)
  • The Annals of Lowell Observatory (Vol.

    1, 1898, Vol. 2, 1900)

  • The Solar System (1903)
  • Mars and its Canals (1906)
  • Mars as the Abode of Life (1908)
  • The Evolution of Worlds (1910).

  • Percival Lowell – Collected Writings on Japan and Asia, including Letters to Amy Lowell and Lafcadio Hearn, 5 vols. Tokyo: Edition Synapse. ISBN 978-4-901481-48-9
  • П. Лоуэлл. Марс  (англ.) 1895
  • П. Лоуэлл. Марс и его каналы (англ.) 1906
  • П. Лоуэлл.

    Марс как пристанище жизни (англ.) 1908

  • Работы Percival Lowell в проекте «Гутенберг» (Включают «Ното» и «Дух Дальнего Востока»)
  1. 1 2 The Man Who Invented Mars – The Boston Globe
  2. Percival Lowell. Mars as the Abode of Life. 1908. P. 11-12.
  3. Venus Spokes: An Explanation at Last? SkyandTelescope.com
  4. Марс: Великое противостояние. М.: Физматлит, 2004. С. 92.
  5. Первушин А. И.

    Завоевание Марса. Марсианские хроники времён Великого Противостояния. – М.: Яуза, Эксмо, 2006. – С. 59 – 64, 70.

  6. В. Г. Сурдин. Величайшее противостояние Марса
  7. ERBzine 1438: Barsoom and Lowell’s Mars y Leathem Mehaffey
  8. Кудрявицкий А. «Красные каналы Марса, рыжие сети Венеры».

    – Новый берег № 1, 2014

Доп. информацияЧастично использовались материалы сайта http://ru.wikipedia.org/wiki/

Источник: http://famous-birthdays.ru/data/13_marta/louyell_persival.html

Ссылка на основную публикацию